"Ковид-бытие определяет сознание": политики Латвии знают, как воспользоваться пандемией

Алдис Гобземс во время акции протеста против обязательной вакцинации в Риге, 18 августа 2021
© Sputnik / Sergey Melkonov

Александр Филей

Коронавирус становится новой политической реальностью, что хорошо понимают некоторые политики Латвии, занятые отчаянным поиском электоральной поддержки.

Не так давно в центре Риги прошли массовые акции против обязательной вакцинации в сфере здравоохранения и образования. Во главе протеста встали политики, остро нуждающиеся в рейдерском захвате электорального поля. Вариант беспроигрышный – если ты против правительства и принудительных мер, которые оно предпринимает – голосуй за условных нас.

Да, кабинет премьер-министра Кришьяниса Кариньша дал повод, сначала предложив жесткий сценарий обязательно вакцинации, а затем, отступив на полшага, провозгласил, что прямого принуждения не будет. Как в других странах ЕС, где вроде бы ты можешь и не вакцинироваться, но тебя, непривитого, на работу брать не будут. Иными словами, без OR-кода ты букашка, а с QR-кодом – человек.

И тут возникает череда вопросов, с которыми неизбежно придется столкнуться кабинетным теоретикам вакцинного подхода. Первый – что делать с теми, кто переболел и кому противопоказано вакцинироваться в ближайшие полгода? Второй – как быть с множеством побочных эффектов, возникающих у тех, кто привился? Третий – как быть с гражданами России (и не только), которым посчастливилось пробраться через латвийско-российскую границу, вакцинироваться "Спутником V" и вернуться обратно? На эти три вопроса придется отвечать предметно и просчитать все возможные сценарии, чтобы сохранить политическое лицо.

Экономические проблемы и психологическая усталость – вот основные факторы, выводящие на улицы народ в Риге, Вильнюсе, Таллине. Не надо быть большого ума политическим деятелем, чтобы догадаться воспользоваться этими факторами, позволяющими без шума и пыли набить себе политические очки.

Политпроект "Алдис Гобземс"

То, что депутат Сейма Алдис Гобземс – это политпроект, понятно изначально. Причем политпроект, призванный забрать в том числе голоса русского населения Латвии. Многие сетевые комментаторы уже давно именуют его ярким лидером современной латвийской оппозиции. Но это значит лишь то, что ему позволяют быть таковым.

Его партии отчаянно нужны голоса. И для этого он готов на любой "хайп", вплоть до того, чтобы организовать всенародный сбор средств для потерпевшего финансовый коллапс маэстро Раймонда Паулса. Сам маэстро, прознав про это, резко отчитал Гобземса. И тут подвернулась история с коронавирусом, которая и станет инструментом для нового политического передела.

Алдис Гобземс
© Sputnik / Sergey Melkonov
Алдис Гобземс

В связи с этим возникает вопрос – значит ли это, что ковид-бытие определит наше сознание? Значит ли это, что все традиционные правозащитные вопросы – в первую очередь, сохранение образования на русском языке и устранение многолетней правовой дискриминации – отойдут на второй план? Политики тонко схватывают идею того, что происходит. Получается, что, пока коронавирус диктует повестку дня, надо извлекать из этого дивиденды. Эта ситуация – ярчайшее иллюстрация того, что любая политика – от лукавого, и тонкокожим в ней делать нечего.

Наиболее хитро и расчетливо ведет себя "Нацобъединение", которое в одночасье оставило националистическую и русофобскую риторику, став главным защитником учителей и школьников. Его законотворцы предлагают не распространять принцип принудительной вакцинации на педагогов и учащихся. Две значимые электоральные группы.

Скорее всего, в свете непростых отношений профорганизаций учителей и каждого нового министра образования Кришьянис Кариньш как координатор правительства не будет рисковать и пойдет навстречу партии, без которой не обходится ни одна правящая коалиция.

И это факт – никогда еще в истории новейшей Латвии "ТБ/ДННЛ", а потом и "Нацблок" не были в оппозиции, а всегда контролировали два-три ключевых министерства. Есть основания предполагать, что так же будет и в этот раз. Все просчитано до миллиметра. В связи с острой нехваткой учителей по всей республике ни один Сейм не издаст закон, который создаст повод для массовых увольнений школьных работников.

Очевидно, что у латвийских школ не выстроится очередь из молодых и привитых педагогов. Поэтому "Нацобъединение" пользуется шансом красиво подтянуть свой рейтинг, слегка (хотя и не критично) покачнувшийся в последние месяцы. И у него это получается. Верный электорат партии оценит его революционное рвение. Из года в год этой политической силе парадоксальным образом удается сочетать два амплуа – вечно согласных с любыми начинаниями правительства и инакомыслящих романтиков-бунтарей.

В свою очередь, организаторы "уличной демократии" идут ва-банк. Алдис Гобземс, еще несколько лет назад совершенно аполитичное лицо (в составе партии Кайминьша он мало чем особенным выделялся), примеряет на себя мантию спасителя отечества. Его риторика – это результат тщательно рассчитанной политтехнологии, очень актуальной для латвийской исторической традиции.

Со времен переворота Карлиса Ульманиса образ "политического мессии" крепко засел в массовом сознании латвийцев. И этим нельзя было не пользоваться. За все время независимости таковыми спасителями при разных обстоятельствах становились Иоахим Зигерист, Эйнарс Репше, Айгарс Штокенбергс, Айнарс Шлесерс, Валдис Затлерс, Ингуна Судраба, Артусс Кайминьш. Некоторые из этих фамилий уже хорошо забыты, а некоторые вызовут лишь усмешку.

Однако в свое время они отличились тем, что им доверились сотни тысяч рядовых латвийцев, отчаянно нуждающихся в барине, который приедет и решит вместо них все сложные вопросы. За счет этого политтехнологического феномена продержался в любимцах русской аудитории и бывший мэр Риги Нил Ушаков, так и не растерявший окончательно свой электоральный потенциал.

Нищета латвийского популизма: в погоне за количеством избирателей забыли об их качестве >>>

Правда, насколько Гобземсу удастся в "дцатый" раз войти в одну и ту же реку, покажет время. Сейчас, несмотря на оглушительный пафос уличной борьбы, конъюнктура не на его стороне. Да, около десяти тысяч недовольных, слушающих его пламенные воззвания с открытым ртом, – это, казалось бы, железобетонный аргумент. Но где гарантия, что все эти десять тысяч к моменту следующих выборов останутся в Латвии и проголосуют именно за него? Такой гарантии не даст никто.

Ковид-переформатирование

Мир в 2021 году стал более аморфным и мобильным, чем даже в 2010-е годы. И чтобы заставить поверить в твой гений, нужно очень сильно постараться. Сегодняшние латвийские реалии не предполагают появления второго Фиделя Кастро, а точечные протестные выхлопы вряд ли помогут.     

В любом случае, надо признать, что политическая жизнь Латвии значительно оживилась в связи с новой коронавирусной инфекцией, и далеко не только Латвии. В разное время коронавирусный вопрос стал одним из ключевых в политической жизни Израиля, Франции, Швеции, США, Великобритании, Польше, Словакии, Венгрии и даже – по-своему – в России.

При этом стратегии и результаты в разных странах отличаются. В Израиле, например, бывший многолетний глава правительства Биньямин Нетаньяху получил шквал критики за то, что не сумел должным образом организовать процесс вакцинации препаратом компании Pfizer. Во Франции народ ропщет и устраивает массовые манифестации против ограничительных мер, за которые личную ответственность взял президент страны Эммануэль Макрон.

Демонстрация на улицах Парижа против антиковидных мер, введенных во Франции, 14 июля 2021
© REUTERS / GONZALO FUENTES
Демонстрация на улицах Парижа против антиковидных мер, введенных во Франции, 14 июля 2021

В Швеции в свое время публично провалилась идея непротивления коронавирусу. В США на проблемах здравоохранения сделал часть своей предвыборной кампании нынешний глава Белого дома Джо Байден. В Польше политика ограничений также спровоцировала протестные акции. А в Словакии премьер-министр Иван Матович и вовсе ушел в отставку из-за того, что без согласия партнеров по коалиции призвал в свою страну вакцину "Спутник V".

Принцип "пан или пропал"

В Латвии все идет по накатанной. Пока эта новая политическая реальность до конца не изучена, политтехнологи вовсю экспериментируют с формами и содержанием. Но координаторы волн протеста прекрасно понимают: у них в рукавах – козырные карты. Особенно важны эти карты для тех, кому срочно нужно получить политические плюсы. В первую очередь, речь идет даже не об Алдисе Гобземсе, а об Айнаре Шлесерсе, который в свое время был и главой Минэкономики (с ноября 1998 по апрель 1999-го), и министром сообщения.

Айнарс Шлесерс
© Sputnik / Sergey Melkonov
Айнарс Шлесерс

Позже, в 2009 году, он триумфально объявил себя кандидатом в мэры Риги, заложив новую традицию борьбы за мэрство. Его предвыборная кампания стала самой громкой и популистской за всю новейшую историю столичного самоуправления. Сегодня он пытается примерить то же амплуа, объявляя себя кандидатом в премьеры, а юриста Юлию Степаненко – кандидатом в президенты. Будет ли это так, как в истории с мальчиком, который сказал Аркадию Райкину: "Вчерашняя хохма сегодня уже не хохма", – покажет время.

Однако у Шлесерса все шло далеко не так гладко. Когда он стал заместителем Нила Ушакова, ему припомнили обещания создать как минимум пятьдесят тысяч рабочих мест, и со временем популярность "человека-бульдозера" начала таять. Последняя его попытка вернуться в высший дивизион латвийской политики относится к 2011 году, когда он шел под брендом "Партии реформ Шлесерса", травестировавшим "Партию реформ Затлерса", но после неудачи на внеочередных выборах в 11-й Сейм ее же основатели проголосовали за ликвидацию этой политической силы.

Сегодня Айнарс Шлесерс является фигурантом растянутого во времени скандала о "деле олигархов", эпизодом которого является пресловутый кейс о прослушках в гостинице "Ридзене". Его положение довольно шатко, особенно в свете того, как уголовный процесс над другим колоритным латвийским олигархом – влиятельным главой Вентспилса Айварсом Лембергсом – был переведен в заключительную фазу.

Сегодня председатель Вентспилсской городской думы отбывает реальный тюремный срок, что не может не беспокоить Шлесерса, фамилия которого часто приводится в одной связке с фамилией мэра портового города. Поэтому он играет по принципу "пан или пропал". И возможность примкнуть к организации общественных протестов для него – это фол последней надежды.

Очевидно, что COVID-19 как политический фактор имеет большой потенциал в свете предвыборной кампании в будущий Сейм. Народ недоволен правительством. Правительство недовольно народом. Заболеваемость к осени растет. Сводки новостей снова будут звучать как с фронта, травмируя и без того уязвимую психику населения Латвии независимо от национальности и родного языка.

"Нацблок" в этой ситуации сумел найти способ переформатироваться, переключившись на коронавирусную проблематику. У традиционно русских партий с этим делом немного сложнее. Но электоральная ниша пустой не бывает, и уже сейчас находятся силы, готовые с удовольствием бороться за симпатии русского населения, имеющего право голоса. Вовсе не касаясь вопросов гражданства, языка и школы. Что показательно и симптоматично. Надолго ли это – вопрос открытый.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме