Сейм Латвии просчитался: закон о вакцинации депутатов сыграл на руку ковид-диссидентам

Сейм Латвии

Александр Гильман

В разумном стремлении обеспечить всеобщую вакцинацию Сейм Латвии принял закон, сомнительный с точки зрения Конституции и меняющий расклад сил на будущих выборах.

Среди прочих мер борьбы с антипривочниками, на которые столь щедры власти Латвии в последнее время, одна пока не вызвала бурного возмущения широких масс ковиддиссидентов. 12 ноября Сейм принял закон, согласно которому депутаты без ковид-сертификатов отстраняются от работы. И что особенно приятно народу – им перестают выплачивать зарплату.

Известно, что депутатов никто не любит, и потому кажется высшей справедливостью, что упрямо отказывающийся от прививки слуга народа попадает в то же положение, что и его сестра по разуму, трудившаяся нянечкой в детском саду.

Однако на самом деле именно эта мера – пожалуй, самая сомнительная из всех антикоронавирусных, принятых Сеймом. Поэтому заслуживает того, чтобы ситуацию разобрать подробнее.

Начну с того, что непонятна общественная опасность непривитых депутатов. Нянечка без вакцины не может работать, потому что это несет угрозу здоровью ее коллег, воспитанников и соседей в общественном транспорте по пути на работу.

Непривитый депутат вполне может объявить, что будет безвылазно сидеть дома, как Диоген в бочке, и общаться с миром исключительно по интернету.

Сейм работает удаленно и будет функционировать в таком режиме до 11 января, когда кончится режим чрезвычайного положения. По интернету заразить никого невозможно в принципе, все свои депутатские обязанности выполнять упрямец сможет. За что его репрессировать?

Есть очень серьезные сомнения в конституционности ограничений. Вот ст. 5 Сатверсме (Конституции Латвии – прим. Baltnews): "Сейм состоит из ста представителей народа". А теперь, когда оглашены результаты проверки сертификатов, выясняется, что их остается только 96 – четверо непривитых отстранены.  

А ст.9 гласит: "В Сейм можно избрать любого полноправного гражданина Латвии, который на первый день выборов старше 21 года". То есть обсуждаемый закон исходит из того, что непривитый гражданин перестает быть полноправным. Может, стоило начать с поправки к Конституции?

Не случайно на заседании Сейма выступила руководитель парламентского юридического бюро Дина Мейстере. Она сказала, что законопроект явно антиконституционный и наверняка будет отменен судом. Призвала Сейм одуматься, но ее не послушали. Такие конфликты случаются очень редко.

Мне (автору Александру Гильману – прим. Baltnews) кажется еще более существенным то, что произошла расправа Сейма с оппозицией, неприемлемая в демократическом обществе. В данном случае речь идет не о принадлежности к той или иной партии. Общество очевидно разделено на сторонников и противников строгих мер противостояния пандемии.

И своим решением Сейм просто исключил представителей противников вакцинации из своих рядов. Таким образом оказалась нарушена еще и важнейшая ст. 1 Конституции, гласящая, что "Латвия – независимая демократическая республика". Да, на момент выборов такой проблемы в стране не было, и выбирали их за другие достоинства. Но сегодня именно они выполняют эту роль.

Здесь уместна фраза знаменитого наполеоновского царедворца Талейрана: "Это больше, чем преступление. Это ошибка". Принятие очевидно антиконституционного закона для того, чтобы показать народу, что в борьбе с ковид-диссидентами Сейм не щадит даже своих, можно приравнять к преступлению.

Ведь любая отмена закона судом, в данном случае очень вероятная, – это брак законодательной работы. Лишенцам придется выплатить значительные компенсации.

Но еще хуже, что результат будет противоположным тому, который ожидают получить депутаты. Совершенно очевидно, что одним из факторов борьбы на следующих выборах Сейма станет отношение к антиковидным мерам – причем независимо от того, что будет с пандемией на тот момент. Думаю, что до трети избирателей либо не вакцинированы, либо вакцинированы вопреки своей воле.

В законе приведена мотивировка его принятия: "чтобы увеличить доверие институтам государства и самоуправлений, в том числе Сейму". Разумеется, для ковид-диссидентов все будет прямо наоборот: закон вознесет до небес популярность его жертв, лишившихся мандата и хлебной должности ради защиты правого дела.

И вот после оглашения фамилий этих жертв внезапно выяснилось, что в рядах политиков-антиковидников закон изменил соотношение сил. Репрессированных оказалось всего четверо, причем трое из них – случайные люди. Владимир Никонов ("Согласие") получит сертификат через две недели, покинувший "Согласие" Янис Адамсонс сидит в тюрьме и все равно не участвует в работе парламента, Роман Наудиньш (Нацобъединение) входит в коалиционную партию и до сих пор никак свое антиковидное настроение не демонстрировал.

А вот четвертая – Юлия Степаненко – вероятно, станет новой звездой ковид-диссидентства. Она сменит предыдущего лидера этого движения Алдиса Гобземса.

В середине октября Гобземс переболел коронавирусом в легкой форме. Он мог бы сейчас скрыть это и стать героем – потерять мандат, обратиться в суд, триумфально выиграть процесс и войти в будущий Сейм во главе крупной фракции.

Юлия Степаненко
1 из 2
Юлия Степаненко
Алдис Гобземс
© Sputnik / Sergey Melkonov
2 из 2
Алдис Гобземс

Но Гобземс предпочел синицу в руках и остался в Сейме, где его все равно никто не слушает. А вот Степаненко теперь может расправить крылья. Она в очередной партии Айнарса Шлесерса "Латвия на первом месте" объявлена кандидатом в президенты страны. Теперь именно ей предстоит воевать с Сеймом в суде.

До сих пор в конкуренции антипривочных партий Шлесерс уступал Гобземсу, на его митинги ходило меньше энтузиастов, и в борьбу он вступил позже. Новый закон и новая роль Степаненко дают его партии шанс.

На самом деле все это плохо. И потому, что мракобесы-антипривочники как массовое явление – серьезная проблема нашего общества, из-за которой так трагично проходит пандемия в стране. И из-за того, что надуманная проблема может нанести новый удар по законной борьбе русскоязычных латвийцев за свои права.

Юлия Степаненко никогда не состояла в партии "Согласие", но уже второй раз избрана от нее в Сейм. С фракцией не сотрудничает, работает как независимый депутат, но до сих пор "Согласие" не решалось ее критиковать – она очень популярна.

А перед выборами самоуправлений у Степаненко появилась и личная причина для вражды с "Согласием". Супруг Юлии Вячеслав долгое время был влиятельным депутатом Рижской думы от партии "Честь служить Риге". После роспуска думы он перешел в "Согласие", но внезапно оказался выкинут из списков на новых муниципальных выборах. Как всегда, никто никому ничего не объяснил, но человек потерял почти гарантированное место в депутатском корпусе Риги.

Возможно, именно поэтому "Согласие" практически единодушно поддержало законопроект: он позволил партии избавиться от двух фигур, которые ее компрометируют, – сидящего в тюрьме "шпиона" Адамсонса и "неверной" антипривочницы Степаненко.

Думаю, что это и есть ошибка. Специфика русскоязычного электората Латвии – в том, что он довольно консервативен. При этом депутатский корпус, напротив, заполнен людьми либеральных взглядов. Из известных русских политиков именно Степаненко наиболее консервативна – это проявляется и в ее взглядах на проблему ЛГБТ, это лежит и в основе ее ненависти к прививкам.

Пока Степаненко была внутри, она просто собирала "плюсики" и проходила с не лучших мест в списке. Теперь, когда она ушла в конкурирующую партию, да еще и стала гонимой героиней антиковидной борьбы, она уведет за собой немало избирателей. И это плохо: уж партия Шлесерса точно никогда ни в чем не будет поддерживать равноправие русскоязычной части латвийцев. А вот жесткие меры против пандемии все равно вынуждено будет принимать любое правительство.

Потому что летом мы убедились, как опасно ничего не делать. Оппозиция грозилась заблокировать закон об обязательной вакцинации медиков, педагогов и соцработников, коалиция вынуждена была снять его с рассмотрения. Из-за этого еще на полтора месяца была заторможена массовая вакцинация и мы столкнулись с огромной смертностью.

Зато теперь те самые оппозиционеры, "Согласие" и Союз "зеленых" и крестьян, фактически виновные в трагедии, голосуют за репрессии против коллег-депутатов.

Это уже и не преступление, и не ошибка. Это просто свинство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме