"Ищите в другом месте": власти Латвии игнорируют реальное положение дел в здравоохранении

Вход в "красную зону" ковидного отделения
© Sputnik / Sergey Melkonov

Петр Сологуб

По сравнению с другими странами Евросоюза в Латвии достаточно высокий процент смертности от коронавируса, но, если вникнуть в суть вопроса, дело не только в вакцинации.

Латвия остается одним из лидеров по смертности пациентов от COVID-19. По данным Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC), количество скончавшихся от коронавируса в стране в пять раз выше, чем в среднем по ЕС. Для выяснения причин Минздрав создал специальную рабочую группу. Хотя ответ на этот вопрос очевиден…

Печальная статистика

Ситуация катастрофическая. На данный момент общее число жертв коронавируса в Латвии составляет уже 4267 человек, причем налицо явная тенденция к увеличению.

Если в августе этого года скончались 23 человека, то в сентябре их было уже 139, в октябре – 536, а в ноябре – 963. Печальный рекорд был поставлен 16 ноября, когда за день в республике скончались 79 больных.

По словам председателя Рижской Восточной больницы Иманта Паэглитиса, "показатель смертности пациентов, у кого COVID-19 является основным заболеванием, как и в других больницах и странах, составляет почти 15%. В интенсивной терапии это 50%, то есть умирает каждый второй".

Выразив озабоченность печальной статистикой, премьер-министр Кришьянис Кариньш не придумал ничего лучше, как немедленно усомниться в достоверности этих данных и высказать идиотское, с потолка взятое предположение, что в статистику смертей от коронавируса могли попасть жертвы ДТП.

"В случае, когда пациенту в больнице ставят диагноз COVID-19, не попадает ли он в статистику смертей от коронавируса, если погибнет в результате автомобильной катастрофы некоторое время спустя?" – задался вопросом Кариньш и поручил Минздраву разобраться.

Выполняя требование главы правительства, стратегический совет Министерства здравоохранения тотчас же объявил о создании специальной рабочей группы, которой в союзе с крупными больницами и было поручено заняться тщательным изучением и выявлением причин высокого уровня летальных исходов.

Причины и следствие

Что характерно: для властей страны и без доклада рабочей группы все ясно. Как только уровень смертности в латвийских больницах начал повышаться, они сразу объявили главной его причиной несознательность населения, не желающего прививаться.

Действительно, по уровню вакцинации Латвия в Евросоюзе сильно отстает от передовиков, вроде Португалии и Ирландии, чьи медики успели вколоть обе дозы уже 81,7% и 76,5% своих граждан соответственно. Однако латвийцы и не находятся в самом хвосте, где плетутся Болгария (25,6% полностью привитых), Румыния (38,3%) и Хорватия (47,7%).

Латвия в этом плане – середнячок. Ситуация с вакцинацией в ней даже лучше, чем в Польше (54% полностью привитых) и в Эстонии (58,1%). Ноздря в ноздрю с латвийцами идут Венгрия и Чехия: у всех трех стран оба укола вакцины вкатили уже 59,5% населения.

Но тогда почему же ситуация с заболеваемостью и смертностью в стране так разнится? Почему в той же соседней Эстонии умирает лишь 0,81% от всех заболевших коронавирусом, тогда как в Латвии – аж 1,66%, то есть ровно вдвое больше? И это притом, что в Эстонии привито меньше людей.

Я (автор Петр Сологуб – прим. Baltnews) вам больше скажу – по соседству с Латвией есть такая страна: Республика Беларусь, так там полностью привит лишь 31%, то есть всего треть населения. Однако смертность у белорусов от коронавируса еще меньше, чем в Эстонии: 0,78% умерших от общего числа заболевших.

Никого не начинают терзать смутные сомнения, что в проблеме высокой смертности в Латвии дело вовсе не в прививке?

Помогите, люди добрые

На самом деле, гораздо больше, чем низкий уровень вакцинации, на уровень смертности в Латвии повлияло удручающее состояние ее медицины. Все, чем Латвия гордилась в советские годы – доступность лечения, быстрая диагностика, своевременная медицинская помощь, уход за хроническими пациентами, общее состояние здоровья населения, – все это развалено, разбазарено, сведено к минимуму или уничтожено.

Минздрав работает в условиях тотального дефицита бюджета. Больницы перегружены. Не хватает всего: коек, медикаментов, оборудования. Не хватает медперсонала. Не хватает лекарств, кислорода и аппаратов ИВЛ (а также тех, кто умеет с этими аппаратами работать).

Поэтому добиться госпитализации из-за нехватки мест латвийцам не так уж и просто. Тысячи человек, которые, по-хорошему, должны были бы лечь в больницу, чтобы получить надлежащий уход, вынуждены лечиться дома, консультируясь с семейными врачами и медсестрами по телефону.

При этом дозвониться до врачей практически нереально. Неудивительно: средний размер практики семейного врача в Латвии — 1557 пациентов (один из самых высоких в ЕС). Но и это не предел.

По данным Министерства здравоохранения, в Латвии уже имеется пять практик семейных врачей, где на каждого доктора приходится более 4 тысяч пациентов. Да что говорить: в 19 регионах страны нет вообще ни одного семейного врача, а каждый десятый семейный врач старше 70 лет. Молодые медики либо "свалили за бугор" в поисках лучшего заработка, либо не хотят работать в провинции.

Вот почему даже на дистанционную качественную помощь многим заболевшим ковидом рассчитывать не приходится. Чаще всего они получают от семейного торопливый "ценный совет": пить больше воды и звонить через неделю. Хотя через неделю звонок может уже и не потребоваться.

Многие заболевшие ковидом обращаются за помощью к медикам слишком поздно – но это не их вина. Как они дома, на глазок, определят – еще рано или уже поздно? Кто им поможет?

"Цены уже растут". Здоровье обходится латвийцам еще дороже >>>

Пандемия, как лакмусовая бумажка, проявила все вопиющие недостатки латвийской медицины, которая вот уже 30 лет дотируется властями по остаточному принципу. Не увидеть прямой связи между ростом показателей смертности и доступности услуг нашего (латвийского – прим. Baltnews) здравоохранения может только полный идиот, ну, или наш премьер.

Еще одна причина, отчего ковид уносит в Латвии столько жизней – общее состояние здоровья населения.

Даже интересно – почему именно сейчас количество погибших от коронавируса в Латвии привело Кариньша в такой шок? Почему у него ни малейших эмоций не вызывают другие ужасающие цифры? К примеру, ежегодно в Латвии около шести тысяч человек умирает от рака: это 16–17 человек в день.

При этом доступность "зеленых коридоров" для онкобольных и паллиативного ухода таковы, что граждане вынуждены месяцами дожидаться помощи и умирать прямо в очередях онкологических лечебниц.

Однако когда на днях при распределении госбюджета на 2022 год Минздрав попросил 100 миллионов евро на борьбу с онкологией, Минфин категорически возразил и на пальцах доказал, что это невыгодно, неэкономично, неэффективно. И денег не дали.

Как метко выразился оппозиционный депутат Андрей Каменецкий: "Много у нас получает только Министерство обороны и МИД – там все-таки надо перед международными партнерами отчитываться. А за медицину и образование отчитываться надо только перед народом, народ же у нас тихий, поэтому эти сферы можно задвинуть в дальний угол".

С 2016 года Латвия лидирует по числу заражений ВИЧ в странах ЕС. По уровню смертности от туберкулеза мы занимаем в Евросоюзе позорное третье место. От инфарктов, инсультов и других сердечно-сосудистых заболеваний в Латвии за год умирают 16 тысяч человек.

То есть состояние здоровья населения Латвии находится на крайне низком уровне. Вот и получается: да, у пациента, которого доставили в тяжелом состоянии в больницу, ковид. Но при этом у него в придачу – целый букет запущенных (из-за недоступности медпомощи) хронических заболеваний – гипертония, больное сердце, проблемы с печенью или онкология. И, подцепив в таком состоянии опасную болезнь, он, по сути, обречен. Потому что лечить его нужно было раньше.

Но властям на общее состояние здоровья народа плевать. Главное, что у них самих с этим полный порядок: отличная медицинская страховка, регулярная проверка здоровья, санаторная профилактика – у чиновников с этим полный порядок. Они себе за народный счет все это надежно обеспечили.

Зато когда на днях оппозиционные депутаты попросили выделить двум крупнейшим латвийским больницам деньги на такую жизненно важную вещь, как оборудование кислородных хранилищ, власти отказали. Хотя эта сумма была вдвое меньше, чем новый президентский рояль (который таки оказался занесен в бюджет на 2022 год, невзирая на все скандалы).

Прямая зависимость

И напоследок – еще несколько красноречивых цифр. Для тех высших латвийских чиновников, кто все смотрит, но никак не может разглядеть очевидную зависимость высокой ковид-смертности от низкого уровня медицины.

Тут глобальная база данных Numbeo составила индекс систем здравоохранения в странах Европы Health Care Index – 2020. В лидерах списка – Дания, у нее наилучшее здравоохранение среди стран Евросоюза. Смертность в Дании от ковида – всего лишь полпроцента.

Эстония в этом списке занимает 12-е место – не худший результат. Тогда как латвийская медицина расположилась лишь на 21 месте среди европейских стран. То есть наша медицина вдвое хуже, чем в Эстонии – неудивительно, что и умирает у нас вдвое больше, чем в Эстонии. Хотя в Латвии привито, напоминаем, больше людей.

Ну и для проверки метода – насколько уровень здравоохранения коррелирует с уровнем смертности от ковида – возьмем худший показатель в Европе. Самый низкий индекс системы здравоохранения Health Care Index – 2020 принадлежит Венгрии. В данном случае неважно, как так вышло, что венгерская медицина хуже, чем в Болгарии и Румынии. Важно, что она замыкает список.

Берем общее число заболевших ковидом в Венгрии и сопоставляем с общим числом умерших, получаем ужасную цифру: 3,19%. Именно для стольких венгерских пациентов коронавирус оказывается фатальным.

А между тем, как уже выше говорилось, в Венгрии привито ровно столько же жителей, как и в Латвии: 59,5% от общего числа населения. И какие нужные еще доказательства?

Так что жителей Латвии убивает не ковид, их убивает поразительное равнодушие власти к своему народу. Пандемии конца и края не видно, однако на следующий год латвийская медицина не получила и половины денег, необходимых для нормальной работы.

Когда в ходе обсуждения бюджета на 2022 год в парламенте прозвучало предложение, что в пользу медицины можно было бы отщипнуть 60 миллионов от оборонного бюджета, с министром обороны случилась форменная истерика: он орал, что враг на пороге и что траты запланированы на десять лет вперед, и эту священную пирамиду расходов трогать нельзя.

Так что прогноз тут один: дальше будет только хуже.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме