"Хотели как лучше, получилось как всегда". Что не так с налоговой реформой Латвии

Расчет налогов

Андрей Солопенко

В этом году в Латвии в очередной раз меняются налоговые ставки. Реформа затронет преимущественно работодателей, микропредприятия и незащищенные слои общества. К чему готовиться латвийцам, рассказала экономист Евгения Зайцева.

Частые налоговые реформы уже стали довольно обыденным событием для Латвии, тем более что нынешний год не стал исключением – в стране опять изменились налоговые ставки. В чем причина подобных изменений, какое влияние они окажут на бизнес и жителей государства, а также как скоро следует готовиться к очередным изменениям в этой сфере, Baltnews рассказала экономист Евгения Зайцева.

– Г-жа Зайцева, в 2021 году нас ждет несколько изменений в налоговых ставках. Как это повлияет на жизнь простого населения Латвии?

– Дело заключается в том, что все эти изменения преподносили под маркой, что сократятся налоги на рабочую силу. Будет уменьшен на 1% социальный платеж. На 0,5% меньше будет платить работник и на 0,5% меньше – работодатель. Общая ставка социального налога была 35,09%, 11% – с работника, 24,09% – с работодателя, что было введено в 2018 году, когда добавили 1% на новый вид социального страхования – на медицину. Тогда как сейчас этот 1% снизили, просто перераспределив его по разным видам социального страхования.

Ничего, кроме головной боли, бизнесу это не дает. Надо изменять компьютерные программы, ведь поменялись все процентные ставки для всех категорий лиц, подлежащих социальному страхованию. У нас есть обычный работник, за которого социальный платеж теперь 34,09%, но еще есть работники пенсионного возраста, с пенсией по выслуге лет и так далее. Для них тоже поменялись проценты. То же самое и для самозанятых, и там имеются работники пенсионного возраста, с пенсией по выслуге лет, и им тоже нужно будет все пересчитывать.

Евгения Зайцева
© Sputnik / Sergey Melkonov
Евгения Зайцева

Правда, в целом этот пересчет особо ничего не принесет, если взять для примера зарплату в 1000 евро, то с нее 11% с работника это 110 евро, а теперь 10,5% и налог составит 105 евро. То есть выигрыш с тысячи всего 5 евро, а при меньшей зарплате он будет еще меньше. Так что значимой прибавки в своих карманах народ не почувствует. Хотя это снижение ставки преподносили как снижение ставки на рабочую силу.

Вторая позиция, которую меняли не законами, а правилами Кабинета министров. С 2018 года в Латвии действует специальная система расчета необлагаемого налогового минимума для каждого человека. Так называемый дифференцированный необлагаемый минимум. Его сумма осталась неизменной 300 евро, но он переменчивый и применяется в зависимости от уровня дохода человека. Есть зарплата, пенсия, различные пособия, какая-то помощь, и все, что человек получил, составляет его доход.

И правилами Кабмина устанавливается сумма, до которой этот минимум определяется в полном объеме. Эта сумма три года подряд была 440 евро, то есть если у человека доход был 440 евро в месяц, то необлагаемый минимум, с которого не брались налоги, был 300 евро. А теперь этот нижний предел подняли до 500 евро. С одной стороны, получилось как бы благо, но, как известно, "дьявол кроется в деталях". Необлагаемый минимум рассчитывается с общего дохода, а у нас с нынешнего года подняли минимальную зарплату, которая ранее составляла 430 евро, а лимит, к которому применялся минимум, был 440 евро.

И вот представьте, есть мать одиночка с ребенком, получающая минимальную зарплату 430 евро. Вроде бы ей положен необлагаемый минимум в 300 евро, но так как у нее ребенок, то она получает на него еще и пособие в 15,60 евро, и значит, что ее общий доход превышает 440 евро, и у нее необлагаемый минимум будет не 300 евро, а меньше. В этом году лимит подняли до 500, но та же мать одиночка с ребенком при минимальной зарплате в 500 евро, получив пособие, снова превысит эти пределы, и необлагаемый минимум у нее окажется даже меньше, чем он был раньше. То есть самый бедный слой населения от этого даже немного пострадает, не выиграв, а потеряв несколько евро.

Кроме этого, у нас есть предел, до которого вообще применяют этот необлагаемый минимум. В прошлом году он был 1200 евро – если доход превышают эту сумму, то необлагаемый минимум – ноль. Сейчас этот предел подняли до 1800 евро, и кто-то на этом, естественно, чего-то выиграет. То есть у людей, имеющих зарплату в районе тысячи евро, необлагаемый минимум станет больше, и соответственно, и зарплата их несколько увеличится. Где-то на 20 евро в плюсе они окажутся. Но стоило ли из-за этого все затевать? Не думаю.

– Также изменения ждут и микропредприятия. Что будет с ними?

– Первое, что сделали с микропредприятиями, им подняли налоговую ставку и ввели лимит дохода, до которого эта повышенная ставка применяется. Ранее эта сумма составляла 40 тысяч в год, и ставка была 15%, а теперь ставка составила 25% и применяется до оборота 25 тысяч евро в год, а все, что выше этой суммы, облагается налогом в 40%. Однако если оборот больше 40 тысяч в год, то тогда нужно становиться плательщиком НДС, а микропредприятие не может быть плательщиком НДС, как это прописано в законе. Исключение сделали на 2021 год для старых микропредприятий, тех, которые были зарегистрированы до конца 2020 года.

Также запретили, чтобы статус микропредприятия получало Общество с ограниченной ответственностью – юридическое лицо. Но опять для старых микропредприятий оставили переходный период – год. Весь 2021 год они могут оставаться в этом статусе, а с 2022 года они его иметь уже не смогут. Кроме этого, убрали статус "работник микропредприятия", но на полгода он оставлен за теми людьми, которые его имели до конца 2020 года. То есть если на микропредприятии были работники, до 30 июня они могут продолжать работать, но новые работники должны трудиться, как обычные работники.

Правда, есть и положительная новость – сняли ограничения на сумму выплаты зарплаты. Теперь можно платить больше, чем 720 евро в месяц. Я считаю, что для физического лица это хорошо, и вообще физлицам статус микропредприятия довольно удобен. И как бы ни рассказывал наш министр финансов про вредность этого статуса, это не так. Оказывается, в Эстонии тоже есть подобный статус, когда платится только налог с оборота – 20% и все. У нас же куча всяких ограничений, да и ставка теперь выше – 25%.

Однако в любом случае у физического лица есть два варианта – быть микропредприятием или вести свою хозяйственную деятельность в обычном режиме и быть самозанятым лицом. Но тут надо смотреть, что за вид деятельности. Если в ней не образуются материальные расходы или их немного, то статус микропредприятия – самый удобный формат. Не нужно собирать расходные документы, главное – это доказательство дохода и бухгалтерия очень упрошенная, а основной плюс – то, что этот налог комплексный, включающий социальный платеж. То есть получил тысячу, заплати 250 евро государству и все. Тогда как при обычном режиме налогов будет больше, да и заморочки тоже.

В свою очередь юридические лица микропредприятиями быть не могут, и я считаю, что это правильно. Эту схему использовали многие фирмы для ухода от налогов. И я сама давно выступала с предложением отмены этого. Также при снятии ограничений на выплату зарплаты автоматически отпадут формальные работники, которые были нужны, чтобы выбирать деньги. Ведь, когда лимит в 720 евро вводился в 2010 году, тогда это было две с половиной минимальные зарплаты, но сейчас эта сумма относительно невелика, поэтому фиктивно оформлялись люди, чтобы выбирать деньги.

– А стоило ли проводить все эти реформы сейчас, когда бизнес и так испытывает кризис?

– Естественно, нет, и причины изменений простые – это удовлетворение амбиций нашего министра финансов Яниса Рейрса. Прежде всего, он очень не любит микропредприятия, поэтому в них сейчас так много ограничений. Также он очень хочет показать, что забоится о бизнесе, хотя всеми своими действиями он доказывает прямо противоположное. Ну, и самое главное – в условиях внешнего кризиса экономики проводить реформы, которые усложняют жизнь, не стоит. Любые реформы требуют перемен, да, пройдет полтора-два года, все привыкнут и будут воспринимать нормально, но сейчас – это большой стресс, как для работодателей, так и для работников.

Министр финансов Латвии Янис Рейрс
© Sputnik / Sergey Melkonov
Министр финансов Латвии Янис Рейрс

Особенно в связи с нынешней экономической ситуацией, пандемией, локдаунами, запретами на хозяйственную деятельность во многих отраслях – общепите, парикмахерских, банях, автовождению и так далее. Стоило ли в этих условиях, когда бизнес еле выживает, пытаясь хоть как-то свести концы с концами, нагружать их еще дополнительными проблемами, связанными с новыми схемами налогообложения? Я считаю это большой ошибкой. Я не против многого из того, что сделано, но просто время выбрано неправильное.

При этом не стоит забывать и о наследстве предыдущей реформы 2018 года. Об этом пока еще мало говорят, но последнее ее решение – это введение единого налогового счета для уплаты налогов под маркой того, чтобы облегчить бизнесу жизнь, так как раньше для каждого налога был свой счет. Однако могу сказать, что их количество не так уж и сильно уменьшилось. Для каждой пошлины свой счет оставили. Да и для того же НДС остались разные счета – для НДС, уплаченного на границе, внутри страны и так далее. Кроме этого, создание единого счета добавило другие проблемы – стала зависать система сдачи отчетов. То есть идея была неплохая и хотели как лучше, но реализация получилась как всегда.

– В таком случае выиграет ли от этого государство, получит ли оно больше налогов от бизнеса?

– Дополнительных доходов в основной бюджет эти реформы не принесут. Более того, эти жесткие требования приведут к тому, что людей будут увольнять. Так что грядет увеличение расходов на социальные выплаты, то есть возрастет нагрузка на социальный бюджет. При этом параллельно идет проблема кризиса, которая также приводит к сокращению людей. Так что цель реформы как бы благая, но, как известно, "благими намерениями вымощена дорога в ад". Это не секрет, что у нас люди не имеют социального стажа и в принципе им грозит ситуация, что они не смогут выйти на пенсию.

Выход на пенсию сейчас поднят до 65 лет, и для того, чтобы уйти на пенсию в этом возрасте, нужно иметь социальный стаж 20 лет. А он формируется из тех месяцев, за который был уплачен социальный платеж.

И сейчас уже есть люди, которым 35–40 лет, у кого социальный стаж – ноль. Они могут выйти на пенсию через пять лет после наступления пенсионного возраста, но будут получать не пенсию по старости, а так называемую социальную пенсию. Она составляет 75 евро. Это минимальный размер пенсии, которую выплачивают человеку.

То есть цель – побудить людей хоть сколько-то заплатить социальных платежей, чтобы у них могло бы быть право хоть на какую-то пенсию. Рассчитывать на большую пенсию от государства не приходится, но иногда бывает, что и эти 50–100 евро могут спасти человека от голода. И сейчас этот объект обязательного социального страхования вводится с 1 июля, чтобы за каждого человека хотя бы с минимальной зарплаты был бы уплачен социальный платеж.

Так что какого-то большого прироста доходов социального бюджета это не даст, но в нынешний кризис нагрузка на него возрастает и все его средства придется направить на помощь населению. Я считаю, что это все нужно объяснять людям, но проблема нашего правительства еще и в том, что оно не может грамотно коммуницировать с обществом, тем самым порождая недоверие.

– При том, что различные реформы в Латвии происходят часто…

– Да, налоговые изменения у нас происходят раз в год, потому что надо наполнить бюджет, учитывая, что кризис еще пока не дал обвал доходов в бюджет, но все еще впереди. Да, пока бизнес еще как-то вертится, но его запас прочности уже исчерпан. Эти проблемы начались в ноябре, когда была объявлена вторая чрезвычайная ситуация, которая у нас будет отменена в лучшем случае в начале апреля. Так что падение экономики продолжится, и вопрос, где государству взять денег на поддержание бизнеса?

По уму надо сокращать сейчас госаппарат или хотя бы сократить ему зарплату, пусть не на 50, но на 20–30 процентов. Тем более, что многие сейчас работают удаленно.

Пока это не происходит и об этом даже не говорят, но я думаю, что когда деньги в тумбочке начнут заканчиваться, то это осознание придет. Правда, не стоит забывать, что госаппарат – это порядка ста тысяч человек, которые голосуют за правящие партии и никто не захочет делать что-то против своих избирателей.

Хотя я вижу, что недовольство правительством растет, поэтому ему сейчас следует серьезно задуматься о том, что делать, как помочь людям и бизнесу и как объяснить свои решения, иначе может быть поздно.

Ссылки по теме