Историческая правда не в счет: Латвия готова "драться" за памятник легионерам СС в Бельгии

Марш легионеров СС в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov

Петр Сологуб

Тема: Острые углы истории

Власти города Зедельгем в Бельгии решили убрать установленный там памятник латышским легионерам, поскольку он прославляет пособников нацистов. У националистов Латвии – траур.

У латвийских националистов и их неистовой вдохновительницы – депутата Европарламента Инесе Вайдере – траур.

Муниципалитет города Зедельгем (Западная Фландрия) решил убрать установленный там памятник латышским легионерам, поскольку он прославляет пособников нацистов. Делается это по требованию местных жителей, а также по рекомендации историков разных стран. Впрочем, латвийские власти не теряют надежды отстоять позорный монумент…

Жужжи, не жужжи

Памятник 12 000 латышским легионерам под эпическим названием "Латвийский улей за свободу" был с помпой открыт в городе Зедельгеме (Западная Фландрия) в 2018 году.

Почему именно там? В 1945 и 1946 годах британская армия создала в этом месте один из самых своих важных лагерей для военнопленных, где содержались представители более десяти национальностей, воевавших на стороне нацистов. В том числе, члены Латышского добровольческого легиона СС.

Что характерно: из всех этих "более десяти национальностей" воздвигнуть памятник своим нацистским предкам пришло в голову только латышам. И власти бельгийского муниципалитета Зедельгем, не подумав, на это согласились.

В открытии монумента принимали участие мэр города Анника Вермелена, тогдашний посол Латвии в Бельгии Илзе Русе, председатель правления Латвийской ассоциации музеев оккупации Валтерс Ноллендорф и автор монумента – скульптор Кристап Гулбис.

О художественных достоинствах монумента можно спорить: это водруженная на столб мрачная будка, из которой что-то сыпется. Лишь из объяснений автора проясняется, что будка – улей, а точки, облепившие ее снизу – это пчелы, и вместе вся композиция символизирует миролюбие латвийских солдат, которые ни на кого не нападали, а лишь защищали свой дом и свободу.

Впрочем, для непонятливых рядом с памятником поставили табличку с названием De Latvian Bijenkorf ("Латышский улей") и кратким пояснением сути героизма латышских нацистов.

Памятник латышским легионерам ваффен СС в Зедельгеме, Бельгия
Памятник латышским легионерам ваффен СС в Зедельгеме, Бельгия

Также фламандцы сгоряча переименовали площадь с монументом – теперь она стала зваться Brivibaplein: то есть площадь Свободы, где "свобода" написана по-латышски, а "площадь" – по-голландски. В общем, поразительно нежно отнесся фландрийский муниципалитет к инициативам латышских националистов.

Но местные жители этого порыва не поняли. Для современных бельгийцев нацизм и решения Нюрнбергского трибунала – не пустые слова. А ведь их история тоже сложна. В ней, как и в истории Латвии, есть собственные спорные и позорные страницы.

В годы войны в Бельгии имелись и свои коллаборационисты, и свои фашистские партии, и добровольческие легионы СС: "Фламандский" и "Валлония". Но при этом, как в Латвии, там были также свои коммунисты, антифашисты и движение Сопротивления.

Отличие Бельгии от Латвии в том, что нынешним бельгийцам и в голову не приходит считать своих легионеров героями. Они выступают категорически против героизации легионеров в любой точке мира.

Например, в 2009 году бельгийские ветераны Сопротивления публично обратились к своему министру иностранных дел и потребовали, чтобы МИД Бельгии официально выразил протест правительству Латвии и призвал запретить ежегодный марш латышских легионеров 16 марта.

Письмо подписано от имени Комитета действий Сопротивления и Международной федерации участников Сопротивления – Ассоциации антифашистов.

В общем, в Бельгии очень болезненно относятся к любым попыткам реваншизма. Неудивительно, что вскоре после установки одиозного памятника в Зедельгеме начались волнения.

Горожане выказали недовольство его установкой, а в местной прессе стали появляться критические мнения историков и публицистов. Так, бельгийский историк Питер Лагроу заявил, что считает монумент неприемлемым, а американский журналист Лео Голинкин назвал "Латвийский улей" – "неоправданной попыткой отмыть нацистских пособников".

"Единогласное" мнение

Дело кончилось тем, что общественные организации Зедельгема обратились в муниципалитет с требованием убрать монумент. Им пришлось провести даже несколько акций протеста, так как власти с реакцией медлили.

Проигнорировать это органы местного самоуправления уже не могли, поэтому сделали ход конем: пригласили международную комиссию историков, специализирующихся на изучении Второй мировой. Пусть эксперты решат – вреден такой памятник или полезен.

Кроме бельгийских историков, в группу из 15 человек вошли их коллеги из Германии, США, Франции, Великобритании, Финляндии. И – что важно отметить – из Латвии. Да-да, два латышских историка (Дидзис Берзиньш и Мартинс Капранс) тоже заседали в комиссии.

Перед тем, как огласить вердикт, комиссия отметила, что работу свою осуществила бесплатно, к выводам пришла независимо и приняла их единогласно.

Комиссия констатировала, что "одни военнопленные лагеря в Зедельгеме были призывниками, другие – добровольцами", но все они были "членами воинских формирований, проигравших войну. Они участвовали в преступной войне, начатой и развязанной Германией, с геноцидом и массовыми убийствами мирных жителей".

Собственно, уже эта преамбула недвусмысленно намекала, что героев в таком гадюшнике искать не следует.

А вот что пишет комиссия о дальнейших событиях, когда лагеря уже не стало: "История лагеря Зедельгем была в значительной степени всеми забыта, за исключением членов латышского легиона СС, которые основали там свою ассоциацию ветеранов "Даугавас Ванаги".

Впоследствии они распространились по миру как члены латышской диаспоры, которые никогда не смогли вернуться на свою родину после аннексии Советским Союзом. Часть латышской диаспоры культивировала образ Латышского легиона как патриотического воинского подразделения, борющегося за национальную независимость против Советского Союза".

Еще раз напомню: два историка в комиссии были из Латвии. И вот с чем они согласились далее:

"Латышский легион состоял в основном из призывников. В отличие от всех других добровольных формирований СС, он не признан преступной организацией ни Международным военным трибуналом в Нюрнберге, ни Комиссией по перемещенным лицам Соединенных Штатов Америки. Однако значительная часть новобранцев Легиона ранее входила в состав подразделений Sicherheitsdienst (служба безопасности СС) и полицейских батальонов Ordnungspolizei (немецкая полиция порядка), которые совершали военные преступления и преступления против человечности, включая убийство десятков тысяч латышских и немецких евреев в Латвии и гражданских лиц в некоторых частях оккупированного Советского Союза".

Таким образом, даже при всех перекосах, к которым тяготеет западная историография, даже при том, что от России в комиссию никого не пригласили, эксперты признали: в Латышском добровольческом легионе СС воевали преступники. "Описание Легиона как организации патриотических героев и мучеников советской аннексии глубоко оскорбляет потомков жертв преступлений, совершенных его членами", – записала в своей экспертизе комиссия.

Вывод историков: создание монумента в память о Латышском легионе в Зедельгеме "было неуместным". Текст мемориальной доски рядом с памятником, где легионеры выдавались за героев, "не соответствовал сложной истории Латышского легиона и из-за своей неполноты был оскорбительным для жертв преступлений, совершенных членами Легиона".

И вот что еще важно: Комиссия предупредила, что памятник также является неоднозначным символом в бельгийском контексте.

"Латышские солдаты, позже призванные в латышский легион СС, сражались бок о бок с фламандским легионом СС во время блокады Ленинграда. Памятник грозит стать местом международного паломничества и источником вдохновения для ревизионистских историй о наследии СС".

Выразив уверенность, что это "не тот посыл, который муниципалитет хотел передать установкой памятника", историки твердо заявили, что только удалением мемориальной таблички и возвращением площади старого названия не обойтись. От посторонних глаз следует немедленно убрать и сам памятник.

Возможно, поскольку это "произведение искусства", – сделала реверанс комиссия, – ему получится найти место "во внутреннем пространстве". Но: где-нибудь, когда-нибудь, лишь после того, как будет продумана концепция всего "инновационного мемориального проекта европейского значения", посвященного бывшему лагерю, который комиссия рекомендует в Зедельгеме в будущем создать.

Новейшая история людедов

Можно себе представить, какую истерику вызвало это решение у латышских националистов. Их лидер – бывшая член КПСС с 1977 года, а ныне ультраправый евродепутат и пещерный русофоб – Инесе Вайдере развернула бурную деятельность.

Сетуя на то, что "бельгийские политики не знают исторических фактов и не понимают всех нюансов", она отослала властям Зедельгема слезное письмо от имени группы исторической памяти с просьбой сохранить монумент. И прибавила, что "именно советская пропаганда создала ложь о том, что наших легионеров приравнивают к нацистам, и эта дезинформация до сих пор активно распространяется Россией с целью оклеветать Латвию".

Интересно, Вайдере умеет читать? Среди 15 маститых историков со всего мира, подписавших вердикт, что в Латышском легионе служили военные преступники и что монумент надо снести, нет ни одного россиянина. Там, правда, после имени Андреаса Хильгера в скобках стоит "Москва", но это просто место службы историка из ФРГ, командированного в Россию возглавить зарубежный филиал Германского исторического института.

Также среди членов комиссии не найти ни одного, чья точка зрения на события Второй мировой совпадала бы с российской. Нет, они смотрят на эту войну холодным оценивающим взглядом людей, ставящих равенство между Гитлером и Сталиным, национал-социализмом и коммунизмом, советской Россией и фашистской Германией – как завещал Европарламент, как учит ОБСЕ. О чем тоже не преминули упомянуть в своем вердикте.

Но даже у них не повернулся язык сказать, что легионеры – всего лишь борцы за независимость, которых Гитлер заставил воевать против воли. По очень простой причине: будучи специалистами по Второй мировой, они читали документы. А там факты, от которых волосы встают дыбом – если ты, конечно, не людоед или не Инесе Вайдере.

Взять операцию "Зимнее волшебство", проведенную Латышским легионом СС на территории БССР и РСФСР в 1943-м. За две недели каратели сожгли 500 деревень, уничтожили 14 тысяч жителей, и угнали 15 тысяч человек в концлагеря и на принудительные работы в Германию.

Вспомнить деревни Жестяная горка и Черное, где "борцы с советской оккупацией" из 19-й латышской дивизии Латышского легиона СС зверски уничтожили более 3700 человек, выкалывая глаза, вырезая на груди и спине мирных жителей звезды и сжигая заживо даже полуторагодовалых детей… И таких мерзостей на счету латышских легионеров – не счесть.

Именно поэтому Нюрнбергский трибунал признал всех членов СС – абсолютно всех, какие трактовки сегодня не выдавали бы западные историки – членами преступной организации. Потому что они те немыслимые вещи, что творили эти садисты, просто не укладываются в голове у нормального человека.

Но для людоедки Вайдере это не аргументы. У нее, как и у нынешних латвийских властей, другая история. Сто раз переписанная и густо подретушированная.

В этой истории концентрационный лагерь Саласпилс, в котором были уничтожены десятки тысяч человек, включая семь тысяч детей и подростков, превратился в уютный воспитательно-трудовой лагерь, практически санаторий. В этой истории душегуб Герберт Цукурс, развлекавшийся тем, что разбивал о косяки головы еврейских младенцев, стал отважным летчиком и путешественником, чья жизнь и судьба достойны мюзикла.

Стоит ли удивляться, что взращенная на такой трактовке истории свежая поросль латышских националистов может запросто называть евреев и цыган недочеловеками, русских – вшами и безнаказанно осквернять еврейские кладбища и могилы павших советских воинов.

Все эти люди искренне не понимают, отчего вдруг бельгийцы ополчились на их монумент. Вон в латвийской Бауске уже с 2012 года стоит памятник латышским батальонам Waffen SS, украшенный надписью: "Латвия должна быть латышским государством". И ничего – никто не против.

Сейчас латвийский МИД готовится к бою за то, чтобы монумент в Бельгии остался на своем месте. Наврав прессе, что на муниципалитет Зедельгема оказывалось давление и что окончательное решение по вопросу памятника еще не принято, пресс-секретарь МИД Янис Бекерис сообщил: посол Латвии в Бельгии Андрис Разанс на днях отправится туда с визитом и утрясет вопрос о демонтаже.

А если не утрясет? Тогда председатель правления Латвийского объединения регионов и вице-мэр Риги Эдвард Смилтенис готов перевезти памятник на латышскую землю и установить в столице. Ну, а если и с Ригой не срастется, патриотка Вайдере просто обязана прийти на помощь и установить "память сердца" на своем хуторе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме