Запретить нельзя помиловать. Власти Латвии продолжают крестовый поход против инакомыслия

Флаг Латвии
© Sputnik / Sergey Melkonov

Петр Сологуб

Тема: Несвобода слова

Президент Латвии заявил, что свободу мнений необходимо воспринимать как основу человеческой личности и гуманизма и призвал латвийцев защитить свободу самовыражения. Только вот в борьбе с инакомыслием власти страны готовы наплевать на свои и международные законы.

Статья 100 Конституции Латвийской Республики гласит: "У каждого есть право на свободу слова, которая включает право свободно получать, сохранять и распространять информацию, высказывать свое мнение. Цензура запрещена".

Правда, в той же Конституции имеется статья 116. И она говорит, что права, декларированные в ряде статей (в том числе ст. 100), могут быть ограничены в предусмотренных законом случаях, дабы защитить права других людей, демократическое устройство государства, безопасность общества, благосостояние и нравственность.

Так что, ежели потребуется, то в полном соответствии с законом можно заткнуть рот любому, чьи мысли или высказывания идут вразрез с официальным мнением властей. А тут, как в анекдоте: есть лишь два мнения – властей и неправильное. Несогласных также лишат работы и выдадут "волчий билет" в профессию. Благо схема давно отработана.

К тому же, чтобы расправиться с неугодными, власти могут вовсе не прибегать к статье 116. Для этого у них имеются другие, не менее эффективные инструменты.

Например, СМИ, отражающим происходящее в стране и за ее пределами в неправильном ключе, можно просто не дать работать. Можно арестовать их счета, обложить штрафами, заморозить хозяйственную деятельность, замучить тотальными проверками. И тогда эти СМИ скоропостижно загнутся.

Именно так латвийские власти расправились в прошлом году с программой ПБК "Латвийское время".

Кроме того, СМИ можно обвинить в пропаганде, дезинформации (под это понятие в Латвии что только не подгоняется) и нарушениях режима санкций Евросоюза. Под последним предлогом в ЛР был введен запрет на трансляцию телеканала "Россия-РТР", заблокирован доступ к телеканалам RT и запрещена трансляция шестнадцати российских телеканалов.

Изгнав "русский след" из телевизора, латвийские власти продолжили охоту на него в Интернете. Национальный совет по электронным СМИ заставил провайдеров не только прекратить трансляцию "вражеских" телеканалов, но и заблокировать сайты, на которых житель Латвии мог получить доступ к "неправильному контенту". Под раздачу попали порталы RT и rus24.tv, ntv.ru и teledays.net (сервис, через который можно смотреть российские телеканалы) и другие.

Наконец, чтобы окончательно показать, кто в доме хозяин, можно состряпать уголовные дела, подвергнув инакомыслящих репрессиям. За примерами далеко ходить не надо.

Журналистов, имевших "наглость" писать на порталах Baltnews и Sputnik Латвия то, что они думают, Служба госбезопасности ЛР обвинила в нарушении санкционного режима Евросоюза, обозвала агентами Кремля и возбудила против них уголовные дела, подвергнув унизительным обыскам и допросам. Теперь журналистам грозят сроком до четырех лет тюремного заключения. Также им (пока безуспешно) пытаются пришить статью за шпионаж.

Дело первостепенной важности

То, что о свободе слова так вдохновенно высказывается президент Эгилс Левитс – человек, назвавший русскоязычные СМИ "нездоровым явлением", выглядит особой издевкой. Ведь именно с его подачи Сейм обязал операторов телекоммуникационных услуг в целях "укрепления принадлежности латвийцев к европейскому культурному пространству" предоставлять зрителям 80% информации на языках стран ЕС.

Вещайте, мол, хоть на мальтийском, хоть на словенском – лишь бы только не на русском. И это при том, что русский считают своим родным языком около 40% латвийцев.

Кроме того, парламентарии изрядно поработали с поправками к уголовному праву, введя уголовную ответственность за антигосударственные действия в формате "гибридной и информационной войны", сознательно напичкав эти поправки мутными и маловразумительными формулировками.

В итоге схлопотать тюремный срок до 8 лет в Латвии теперь можно за "речь вражды", "подрывную деятельность" или "скрытые действия против интересов страны". Четких критериев этих понятий в УК нет, и это чрезвычайно удобно. Юридическая размытость формулировок позволяет при желании привлечь к ответу любого, кто осмелится высказать точку зрения, отличную от официальной политической доктрины страны.

А такое желание явно есть. Борьбу с инакомыслящими власти считают делом первостепенной важности и стремятся всеми силами перерезать информационные связи русскоязычных со своей исторической родиной.

Их главный месседж – русскому миру здесь не место. Их цель – полная ассимиляция русскоязычных, абсолютное их растворение. За это власти готовы платить, побуждая суровых цензоров на новые запретительные инициативы хорошими окладами.

Так, специалистам в новый Совет по общественным электронным СМИ уже обещано вознаграждение в 3000 евро для членов совета и 3200 евро для председателя.

А с 1 сентября до этого же уровня планируется поднять зарплаты членов Национального совета по электронным СМИ. Предполагается, что за такие деньги они будут душить несогласных и закручивать гайки еще продуктивнее.

Цензура ползучая

Только слепой не видит, что цензура и борьба с инакомыслием носит в ЛР систематический характер, постепенно просачиваясь во все сферы общественной жизни. В печать, телевидение, образование.

Контролируется все и вся. Служба госбезопасности, заявляя, что цензурой не занимается, внимательно отслеживает появление на прилавках латвийских книжных магазинов изданий, которые несут в себе "российскую пропаганду".

Нет, книги изъять СГБ не может. Но зато всегда может устроить серьезные проблемы торговцу. Юридически это не цензура, но фактически – она, родимая.

Плюрализм мнений приравнен, по сути, к вредительству, со всеми отсюда вытекающими. В частности, в настоящий момент, по заявлению Национального объединения, Служба государственной безопасности проверяет возможные нарушения при проведении в Лиепае публичных чтений школьных сочинений, посвященных подвигу советских солдат во времена Великой Отечественной.

По мнению заявителей, сам призыв к участию в таком конкурсе недопустим и "противоречит исторической правде". Судя по настрою, они полны решимости учинить жесткую расправу. А почему нет? Для этого у них имеются все нужные инструменты.

Еще в 2016-м Сейм утвердил поправки к закону об образовании, в соответствии с которыми любого директора или учителя в Латвии можно уволить за проявление нелояльности по отношению к латвийскому государству. При этом сама нелояльность может трактоваться сколь угодно широко. В том числе, и как "противоречие исторической правде". Вот вам и право на свое мнение.

В сегодняшней Латвии, где так вольно, на взгляд Левитса, дышит человек, могут признать нелояльным учителя за использование российских учебников или за призыв к участию в мероприятиях, посвященных 9 мая. Узнав о подобном, работодатель должен немедленно сообщить куда следует и турнуть нелояльного педагога из школы, где ему будет запрещено работать по специальности в течение последующих пяти лет.

Что же это, как не цензура, запугивание и попытка посеять атмосферу тотального страха? И почему одним можно говорить любое свое мнение касательно исторических событий, а другим затыкают рты? Почему нельзя даже упоминать о подвигах советских солдат, но можно запросто снять мюзикл о гауптштурмфюрере СС и члене зондеркоманды Герберте Цукурсе, причастном к массовым убийствам евреев, – и это не будет считаться прославлением нацизма?

Почему Служба государственной безопасности Латвии возбуждает уголовное дело в отношении члена правления партии "Русский союз Латвии" Александра Филея только за то, что он поздравил латвийцев с годовщиной освобождения страны от диктаторского режима советскими войсками?

Хотя и диктатор был (так называют его сами латышские историки), и с цветами и праздничными митингами советские войска в Латвии встречали (есть фото-, кинопленки, есть свидетельства очевидцев).

Великая Отечественная война 1941 - 1945 годов. Рига после освобождения.
© Sputnik / Ян Тихонов
Великая Отечественная война 1941 - 1945 годов. Рига после освобождения.

Но при этом СГБ отказывается усматривать признаки разжигания национальной розни и ненависти в оскорбительных высказываниях латвийских националистов. Ведь это просто субъективное мнение, право на самовыражение, та самая свобода слова, которая "наше все".

Тут – вижу, здесь – в упор не вижу

Нельзя сказать, что латвийская политическая цензура суперэффективна. Попытки заставить латвийцев читать и смотреть только "правильные" телеканалы вызывают раздражение даже у части самих латышей.

Поверить в правдивость, непредвзятость и независимость латвийских общественных телеканалов, чья деятельность целиком и полностью финансируется из госбюджета, может лишь полный идиот.

Однако в том, что давление на русскоязычных журналистов и русскоязычные СМИ, позволяющих себе хотя бы минимальную критику власти, будет возрастать, можно не сомневаться. Хотя бы потому, что осудить эти власти некому. Они могут заниматься самодурством – сколько влезет, давить инакомыслие – сколько хотят. Никто их не одернет, не напомнит им про "демократические ценности": ни ООН, ни ОБСЕ, ни международные правозащитные организации.

Потому что между США, высшей бюрократией ЕС и прибалтийскими карликами давно заключен негласный договор. Эти карлики могут вытворять на своей территории все что угодно, нарушать чьи угодно права, попирать любые гражданские свободы – до тех пор, пока четко и в срок выполняют все распоряжения вашингтонского обкома, пока последовательно проводят антироссийскую политику.

Именно по этой причине "международное сообщество" в упор не видит в Латвии ни прессинга журналистов, ни цензуры, ни грубейшего нарушения свободы слова. Это очень гибкое сообщество с двойными стандартами: тут вижу, тут не вижу. В настоящий момент его больше всего его волнуют проблемы ЛГБТ, миграция китов и глобальное потепление.

Оживляется "международное сообщество" лишь тогда, когда Россия вводит, например, закон, позволяющий Минюсту признавать средства массовой информации иностранными агентами, или когда Роскомнадзор замедляет трафик Twitter.

Вот тогда "международное сообщество" по щелчку из-за океана поднимает вой, высказывая вместе с Госдепартаментом США свою серьезную обеспокоенность свободой слова. И вспоминает, что выражение разнообразных мнений и возможность дискуссий играют важную роль в формировании толерантного и инклюзивного общества.

Вот только к Латвии это почему-то не относится.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме