Замаячила тень диктатуры: в Латвии де-факто безвластие и "удаленное бездействие"

Латвия отмечает День Лачплесиса.
BaltNews.lv

Александр Шамров

Тема: Коронавирус наступает

Пусть и не высказанная открыто, но идея диктатуры повисла в латвийском воздухе осенью 2018-го, в канун выборов в 13-й Сейм. Именно тогда в программе Новой консервативной партии появился абзац о необходимости создания в Латвии одной-единственной спецслужбы.

Если проанализировать все, что происходит вокруг темы коронавируса в публичном пространстве, надо честно признать: SARS-CoV-2 – возбудитель заболевания COVID-19 – вызывает не только страх, но и надежду на перемены. Причем самые разные силы в обществе видят в нем повод для "своих" подчас прямо противоположных перемен. От неототалитаризма до краха "потребительского рая" и наступления "светлого будущего".

Наивно думать, что "системный кризис", это обязательно, когда рушится нечто, что принято считать "основополагающим". Например, банковская система или базовые отрасли экономики. На самом деле, прошу прощения за тавтологию, системный кризис – это кризис Системы, как целого. И прежде всего – ее парадигмы. Или, иначе, основополагающей идеологии, которая в обычные времена не только не обсуждается, но даже, как правило, явно не формулируется. Именно с этим мы сегодня фактически имеем дело, как в "цивилизованном мире" в целом, так и в маленькой Латвии, которая упорно тщится стать его "зеркалом". 

Долгожданный повод… 

Итак, в Латвии de facto наступило безвластие и "удаленное бездействие", а на горизонте замаячила тень диктатуры. И кто сказал, что у президента Латвии Эгилса Левитса "никакой харизмы" и он "не годится в диктаторы"? В критические моменты, когда потребность в "вожде" велика, история знала и более невнятные примеры. Особенно, когда тема авторитаризма вновь становится мировым трендом. Непонятно только, почему пишущий народ заговорил об этом только сейчас? 

Пусть и не высказанная открыто, но идея диктатуры повисла в латвийском воздухе осенью 2018-го, в канун выборов в 13-й Сейм. Именно тогда в программе Новой консервативной партии появился абзац, посвященный необходимости создания в Латвии вместо трех ныне существующих одной-единственной (как учит история, в итоге всемогущей и неподконтрольной) спецслужбы.

Почему этот факт обратил на себя, по крайней мере, мое внимание? В канун выборов избирателям обещают все, что угодно. Но это должны быть простые, понятные и желанные для рядового обывателя вещи, – и ни в коем случае его не пугающие. Идея единой спецслужбы, особенно с учетом, что народ почти 30 лет пугали "опричниной КГБ", на такое явно не тянула. Примерно в то же время Полиция безопасности была спешно переименована в СГБ, Службу госбезопасности.

Логотип СГБ Латвии
© Baltnews
Логотип СГБ Латвии

Даже сама аббревиатура способна вызывать определенные тревожные ассоциации. Поэтому напрашивался естественный вывод: кто-то ненавязчиво прощупал, как на такую идею отреагирует народ в лице своих избранников. Что характерно, этот "народ", особенно Национальный блок, был в принципе и не против… Все уперлось лишь в то, а кто же будет эту спецслужбу контролировать? 

Но на самом деле это был долгий и "оправданный", с точки зрения власти, процесс. Принятие целого ряда законов, подавляющих инакомыслие. Точечные репрессии и появление политзаключенных. Постепенное искоренение свободной прессы. Честное слово, сегодня электронные русские СМИ Латвии – по стилю и слогу – это эзопов язык эпохи позднего Брежнева! "Читайте между строк – кто "в теме", тот поймет…".

Итак, для решительных шагов нужен был, как говорят в журналистике, "информационный повод". Причем такой, поставить который под сомнение не в состоянии и западные "кураторы". И вот – COVID-19. То есть, подчеркну, с этой точки зрения введение чрезвычайной ситуации в Латвии – это не только реакция на происходящее в мире, но в значительной мере – возможность начать действовать в давно желаемом направлении… 

Ситуация в Латвии в связи с коронавирусом
Sputnik
Ситуация в Латвии в связи с коронавирусом

"Прелесть" чрезвычайной ситуации в том, что она не только безумно расширяет "окно возможностей". Она, как и война, отменяет необходимость очень многое объяснять; как самим себе – так и народу. Чрезвычайная ситуация – это пора простых ответов на очень сложные вопросы. Это время, когда эти неадекватно-простые ответы начинают всех устраивать. Это время, когда можно сделать то, что в нормальной ситуации просто так "не прокатит". 

Так, например, Латвия уже заявила, что приостанавливает действие на своей территории целого ряда статей европейской Конвенции по правам человека. Еще пример: вот уже ряд лет, как Латвия включилась в международный процесс целенаправленного искоренения наличных денег. Теперь это сделать получается гораздо легче.

"Наличкой" сегодня без проблем можно расплатиться разве что в розничной торговле. Потому что, сами понимаете, "бумажная купюра – это источник заразы". Примерно то же самое, что и поднятый с тротуара окурок…

То есть заинтересованные в искоренении "налички" мировые силы получили в руки "объективный" козырь, чтобы, не стесняясь и ничего уже людям не объясняя, делать использование "натуральных" денег все менее возможным и удобным.

В Европе уже начались разговоры, что границы надо закрыть минимум на два года. Что характерно, первым эту мысль озвучил замминистра здравоохранения Чехии, еще одной восточноевропейской "слаборазвитой территории", Роман Прымула. В свою очередь премьер Латвии Кришьянис Кариньш 6 апреля заявил, что "чрезвычайку" планируется продлить еще на месяц, а позже ее продлили до 12 мая. А правительство 2 апреля внесло поправки в закон "О чрезвычайной ситуации и исключительном положении", которые позволяют продлевать его несколько раз подряд. Так что, судя по всему, история нас ждет интересная и долгоиграющая. 

Закрытая детская площадка в Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Закрытая детская площадка в Риге

И вроде бы все абсолютно мотивировано, если просто перепутать причину и следствия. Мародерство становится привычным явлением в Италии, США, Великобритании. На улицы испанских городов введены войска. Американцы усиленно скупают оружие. И во всех этих странах действуют поистине тоталитарные меры карантина.

Да, скорее всего пандемия предотвратила Большую Войну, которая могла начаться примерно летом нынешнего года. Почему-то мировые войны начинаются именно летом… Но она же может спровоцировать множество небольших, но точно так же смертельных гражданских войн. Войн "всех против всех", просто за кусок хлеба… и упаковку туалетной бумаги, которая для потребителя уже стала одним из "товаров первой необходимости", как вода, еда или аптечка неотложной помощи. 

Так ли страшен черт, как его малюют?

Смотрим статистику. Проводим несложный подсчет. Смертность от коронавируса составляет в среднем 3–4% от выявленного числа заразившихся. А между тем это априорно наиболее тяжелые случаи. Часто эта зараза протекает практически бессимптомно. Как предполагает ряд специалистов, таких вирусоносителей может быть до 60% от истинного числа.

А, например, замдиректора по научной работе российского НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова доктор медицинских наук Николай Филатов считает, что вирус-возбудитель COVID-19 гуляет по миру "уже лет пять или больше".

Просто без соответствующих тест-систем его не могли обнаружить, ставя вместо этого самые разные диагнозы. Ученый уверен: нынешние меры карантина и перекрытие границ лишь замедляют пандемию, но не способны ее остановить. Только естественная иммунизация может кардинально решить проблему. С этим согласен целый ряд специалистов-вирусологов. Только возникновение у людей стойкого коллективного иммунитета исправит ситуацию. А это случится, когда через инфицирование новым вирусом пройдет до 70% процентов популяции, сиречь – человечества, хотя бы в развитых странах.

Ситуация в Италии в связи с коронавирусом
© Sputnik / Алессандро Рота
Ситуация в Италии в связи с коронавирусом

Говоря о летальности и контагиозности (то есть заразности) SARS-CoV-2, нельзя не напомнить, что мы имеем дело с новым вирусом, вакцины от которого еще нет. Даже о том, чем его можно лечить, существуют лишь клинически непроверенные предположения. В то же время обычным сезонным гриппом в тяжелой форме ежегодно в мире болеет от трех до пяти миллионов человек. Из них умирает от 300 до 650 тысяч. То есть смертность составляет в среднем 10–13% от общего количества тяжелых случаев и 89% из них – также пожилые люди.

А по данным ВОЗ, самой смертельной инфекционной болезнью в мире является туберкулез. От него ежедневно – подчеркиваю – в мире умирает около 4000 человек. Это одно из "фоновых" заболеваний, которое приводит к смерти от того же коронавируса в Азии и Африке. Но никто и не думает в этих двух случаях объявлять пандемию.

Коль скоро вышесказанное справедливо, то нынешний подход практически всех стран к пандемии только консервирует ситуацию. А значит, порождает целый букет новых проблем. Не только медицинских, но – экономических, социальных, культурных, психологических. И проблем в итоге не менее тяжелых, чем сама пандемия. Проблем, которые могут принести уже новые жертвы. В результате массовых беспорядков, войны за кусок хлеба, безработицы, голода…

Мужчина из объединения Times Square Alliance на пустой Таймс-сквер в Нью-Йорке
© Sputnik / Роман Махмутов
Нью-Йорк во время режима ЧС

Принудительно организованный коллапс экономики мировые державы способны пережить. В отличие от маленьких территорий вроде Латвии, где большая часть экономики оказалась ориентированной именно на обслуживании населения. Фактически сегодня в Латвии уже включился "эффект домино", когда начали прекращать работу предприятия из отраслей, формально не подпадающих под "запретительные" меры. 

Поэтому логично предположить, что действовать надо прямо противоположным образом. Нужен не тотальный карантин, а, не побоюсь этих слов, жестко контролируемая эпидемия. Необходимо вернуть экономическую и социальную жизнь людей в привычное русло. Но – одновременно с этим – надо направить значительные средства на медицинское обеспечение такого подхода. На профилактику и мониторинг ситуации.

Должно быть все необходимое для приема значительного количества больных, конкретно из потенциальных групп риска. Должно быть достаточное количество бесплатных – подчеркиваю это – тестов на коронавирус. А не за 80 евро, как сейчас в Латвии… Как говорит тот же Николай Филатов, когда вирус уже выявлен, сделать тест-систему достаточно просто. То есть с этим могли бы успешно справиться латвийские ученые. На те самые деньги, что сейчас государство потратит на компенсации принудительно оставленным без работы людям.   

Грузчики выносят вещи из закрытого магазина в Старой Риге
© Sputnik / Sergey Melkonov
Грузчики выносят вещи из закрытого магазина в Старой Риге

Эти тесты должны стать обязательной процедурой, например, при допуске к работе. Критики такого подхода уверяют, что в этом случае погибнет 0,35–0,7% населения планеты, то есть от 27 до 54 млн человек. Правда, они не уточняют, а сколько миллионов погибнет при нынешней консервации ситуации. Например, от бандитского ножа или пули, если при длительном экономическом коллапсе начнется разгул преступности…

Поэтому думается, какие меры карантина и в каком объеме маленькая республика может себе позволить ввести, это для каждой такой страны должно решаться индивидуально. Причем исходя только и исключительно из своей экономической ситуации, без оглядки на "старшего брата". 

К сожалению, ни одна страна на такое не пойдет. Территории вроде Латвии, которые привыкли делать все по принципу "как барин приказал" – и даже прежде, чем прикажет "барин" – я (автор Александр Шамров – прим. Baltnews) тут вообще не обсуждаю. Но даже ведущие державы на такое не пойдут.

Во-первых, это выход за рамки привычного. А во-вторых, эпидемиологическая картина, например, в США и России, Италии и Северной Корее настолько разная, что возникает ощущение, что мы имеем дело с заболеваниями абсолютно разного порядка. Например, со средневековой чумой – и обычной вирусной пневмонией… 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме