Террариум "Согласия" и согласие с террариумом: дикие нравы политической жизни Латвии

Логотип партии "Согласие"
© Sputnik / Sergey Melkonov

Александр Гильман

На выборах в Думу Юрмалы произошло два совершенно скандальных события, связанных с партией "Согласие", которые никто не заметил.

Александр Гильман продолжает знакомить читателей с нравами латвийской политической жизни. 

Предыдущая статья: "Какие милые зверушки": политическая жизнь Латвии полна тщательно скрываемых драм

Городская дума Юрмалы – несомненный лидер Латвии по числу скандалов. Главы города вынуждены постоянно отпрашиваться с работы ради посещения следственных органов или судов, где их пытаются привлечь к ответственности за совершенные на рабочем месте преступления.

Мэр города Юрис Хлевицкис в свое время плавно переместился из думского кабинета в тюремную камеру. Его коллеге Раймонду Мункевицу повезло больше: он только побывал в предварительном заключении, окончательным приговором по его делу стал штраф.

Мэр Юрмалы Гатис Трукснис
© Sputnik / Sergey Melkonov
Мэр Юрмалы Гатис Трукснис

Нынешний мэр Гатис Трукснис намного удачливее. За одиннадцать лет у власти его трижды снимали после различных скандалов, но он быстро возвращался в руководящее кресло. Правоохранительные органы так и не сумели ничего доказать и в отчаянии оштрафовали за употребление наркотиков – при очередном обыске обнаружился использованный шприц.

Понятна причина такой повышенной криминализации: город очень богатый, за право его доить идет жаркая борьба, и проигравшие пытаются взять реванш с помощью полиции – тем более, что основания для этого всегда есть.

Сейчас Трукснис может вздохнуть свободно: он выиграл выборы с большим перевесом, получив 8 из 15 мест в Думе. Валить его бессмысленно: как говорится, всех не пересажаете, на место лидера придет кто-то из его товарищей, революции обречены.

Новый скандал на выборах

Но это вовсе не значит, что юрмальские выборы перестали быть скандальными. Просто скандал связан с другой партией – "Согласие". И пока, кажется, остался незаметным.

Точнее, речь идет о двух скандалах. Отличился легендарный Роман Межецкий, рекордсмен Латвии по смене политических партий. Начинал с освобожденной комсомольской работы, а уже в новое время баллотировался в разные органы власти от шести (!) разных партий.

С 2018 года Межецкий – видный деятель "Согласия", хотя в партию, кажется, так и не вступил. Баллотировался в Сейм под высоким пятым номером по Риге – не попал. Следующая попытка оказалась удачной: внеочередные выборы в Риге, снова пятый номер и уверенное прохождение в Думу.

Список в столице вообще изобиловал скандальными именами: кто-то из кандидатов в прошлую Думу был избран от ярых националистов из Новой консервативной партии, кто-то вообще в молодости был в Национальном объединении и требовал перевести все образование на латышский.

Бдительные избиратели этих деятелей повычеркивали, а вот Межецкий прорвался. По какому принципу составляются предвыборные списки – как всегда, никто не объяснял.

И вот сейчас депутат Рижской думы от "Согласия" баллотируется в Юрмальскую думу от... Союза "зеленых" и крестьян (СЗК), партии мэра. Конкурируя таким образом за голоса избирателей со своими коллегами-"согласистами". Снова пятый номер в списке, но неудача: первый за чертой, не хватило буквально трех голосов. Придется досиживать срок в Риге, в скудной оппозиции.

"Согласие" – это же социал-демократы, "Зеленые" – охраняют природу, "Крестьяне" – защищают консервативные ценности. Как это соединяется в личности Межецкого – непонятно. Но и товарищей по фракции это совершенно не интересует. Никакой реакции, ноль возмущения.

История со списком партии

Однако история с Межецким – это мелочи по сравнению с ситуацией с самим списком "Согласия". Тут надо сделать экскурс в прошлое, чтобы стала понятнее диспозиция.

В 2017 году два видных депутата Сейма от "Согласия", Валерий Агешин и Никита Никифоров, пошли на понижение – возглавили списки партии в Лиепае и Юрмале соответственно. Замысел понятен: в обоих городах соперничают две примерно равносильные группировки латышских политиков. Одни из них обязательно возьмут "Согласие" во власть.

В Лиепае идея провалилась: соперники договорились, и Агешин вернулся в Сейм. Никифоров же стал заместителем Труксниса. На такой хлебной должности, конечно, никакой Сейм не нужен.

Но в Юрмале – свои звериные законы, и ветераны тамошнего "Согласия" Лариса Лоскутова и Андрей Морозов решили изгнать "варягов". Результаты мы видим в итогах нынешних выборов: при 1408 голосах за список Лоскутова и Морозов опередили по плюсам Елизавету Кривцову и Никифорова на невероятные 520–575 голосов. Такого естественным путем быть не может.

Сравним с Лиепаей. Там за партию проголосовало 1583 человека. Было четыре депутата в Думе, осталось двое. Но эти четверо и стали лидерами по плюсам и вычеркиваниям, между первым и четвертым местом разница была всего в 74 голоса.

Так и происходит, когда депутатов выбирает избиратель. Известные люди имеют преимущество перед неизвестными, между известными разница минимальная. Но это происходит там, где депутатская должность не дает никаких особых благ.

А там, где эти блага есть, голоса можно докупить. Поэтому появляется баснословное число вычеркиваний. В Юрмале аутсайдеры списка, которых никто не знает и у которых не может быть врагов по определению, получили по 142–152 вычеркивания. У Никифорова и Кривцовой – 285 и 274. В то время как у Морозова (№8) – 52, у Лоскутовой (№3) – 103.

У популярных людей всегда и врагов больше – но не настолько. Еще значительнее разница по плюсам: Лоскутова – 695, Морозов – 608, Кривцова – 310, Никифоров – 298. Сравним Морозова с некоей Мариной Хохловой (№10), у нее тоже русская фамилия: 64 плюса. Значит, у Морозова естественным образом была бы от силы сотня плюсов, у более известной Лоскутовой – двести.

То есть можно сделать вывод: почти 500 человек, треть избирателей, пришли на выборы только для поддержки этих двух человек. Часть из них должны были вычеркнуть всех остальных, часть – только Кривцову и Никифорова, другие ограничились плюсиками своим фаворитам.

Сколько заплатили этим избирателям – покрыто тайной. Нормальным образом такой результат должен был бы послужить почвой для расследования.

В Латвии были случаи, когда хватали за руку и доводили до суда политиков, покупавших не сотни, а десятки голосов. Но там шум поднимали конкуренты. А происходящее в русском поле латышских политиков интересует мало. Хотя без этих сомнительных избирателей у "Согласия" было бы одно, а не два места.

В создавшейся ситуации, конечно, больше всего жаль Елизавету Кривцову. Мне (автору Александру Гильману – прим. Baltnews) довелось с этой умницей и красавицей сотрудничать в Конгрессе неграждан. В организации, представляющей неграждан Латвии и  созданной по закамуфлированной инициативе "Согласия" в 2013 году.

В тот период в партии проходила упорная борьба между "вождями". Бывший мэр Риги, депутат ЕП Нил Ушаков был безумно популярен, что не нравилось его конкурентам. А поскольку он проводил суперсоглашательскую политику, соперники были заинтересованы в более жестких оппозиционных действиях. Отсюда – и референдум о госязыке, который Ушаков скрепя сердце вынужден был поддержать, и движение неграждан, к которому он отнесся подчеркнуто равнодушно.

Нил Ушаков на конгрессе партии "Согласие"
© Sputnik / Sergey Melkonov
Нил Ушаков на конгрессе партии "Согласие"

К 2014 году Ушаков раздавил внутреннюю оппозицию, и Кривцову обидели, не пустив на выборы в Сейм. Сами послали руководить Конгрессом – и сами за это наказали, это очень по-"согласистски". Собственная партия толкала ее перейти в РСЛ. Лиза колебалась, но осталась в "Согласии".

В 2017 году была избрана в Юрмальскую думу, в 2018-м ее опять в Сейм не пустили – Ушаков мстителен. Тогда Лиза боролась против школьной реформы, писала жалобу в Конституционный суд. А избрана была Эвия Папуле, которая ранее проводила подобную реформу.

Папуле давно ушла от "Согласия", что нетрудно было предугадать. А Елизавета – у разбитого корыта, и это печально. Сильный юрист и яркая личность, но таких и выталкивает мутная "согласистская" среда. В партии все спокойно, никаких комментариев по этому скандалу, как и по Межецкому.

Я заканчивал эту статью, когда стало известно: депутата Сейма от "Согласия" Яниса Адамсона обвинили в "шпионаже" и выдали для преследования охранке. Большинство "согласистов" даже в этом случае не решились проголосовать против. В политике царят нравы террариума, и "Согласие" согласно в этом террариуме жить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме