Латвийский политолог: темой выборов в Сейм станут инфляция и экономические проблемы

Выборы в Сейм Латвии
© Sputnik / Sergey Melkonov

Андрей Солопенко

Меньше года осталось до парламентских выборов в Латвии. Политолог Филипп Раевский считает, что их исход зависит как от проблем, которые возникнут в следующем октябре, так и от явки.

Очередные парламентские выборы в Латвии назначены на 1 октября 2022 года. Основные игроки, готовые побороться за места в 14-ом Сейме, уже определились.

О том, у каких партий есть шансы попасть в парламент, а также о тех темах, которые могут актуализироваться во время выборов, Baltnews поговорил с политологом Филиппом Раевским.

Политолог Филипп Раевский
© Sputnik / Sergey Melkonov
Политолог Филипп Раевский

– Г-н Раевский, как введенный правительство Латвии локдаун может сказаться на рейтингах правящих партий?

– Думаю, что изначально ввести чрезвычайную ситуацию было правильным решением, с точки зрения того, как заставить людей больше вакцинироваться, а также выбить карты из рук тех партий, кто выстраивает свою политику на антивакцинации. Ведь после введения ЧС стало расти число желающих вакцинироваться. То есть мы видим, что этот метод работает.

Для тех, кто привьется, вопрос вакцинации станет уже неактуальным. У них на повестку дня выйдут совсем другие житейские вопросы, которых не так и мало. Та же дороговизна энергоресурсов, бензина, электричества, отопления.

Однако ведение локдауна мне кажется уже крайней мерой. При этом еще возникает вопрос – а как обеспечить нахождение людей по домам, вечером, в комендантский час? Не думаю, что у правительства есть ресурс, чтобы вывести военных, которые будут патрулировать улицы и силовыми методами заставят всех жителей сидеть дома.

Ясно, что локдаун не добавит правительству популярности, хотя при его и без того низком рейтинге даже интересно, есть ли там куда еще падать.

Правда, хочу отметить, что у нас голосуют на выборах не за правительство, а за партии. И по последним рейтингам, "Новое Единство" вышло на третье место. Многое зависит от позиционирования партий. Посмотрим, как они используют сложившуюся ситуацию.

При этом мне кажется, что коронавирус не станет единственным вопросом, который окажет влияние на позиции политических сил перед выборами.

– То есть вы считаете, что хоть рейтинг правительства и низкий, определенные правящие партии могут повысить свою популярность?

– Да, по-моему "Новое Единство" очень хорошо себя чувствует. Если мы вспомним, что было в 2017 году, за год до выборов 13-го Сейма, когда они не были уверены в том, что вообще попадут в парламент, то сейчас они находятся в куда более комфортной позиции, чем четыре года назад.

С одной стороны, это может быть связано и с премьер-министром Кришьянисом Кариньшем. Мне кажется, что он в какой-то степени нашел метод общения с людьми.

 Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш
Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш

Заметьте, во время заседаний правительства у него появились такие моменты, что он как бы говорит с министрами, но видно, что те слова, что он произносит, предназначены для СМИ и для людей, которые смотрят прямую трансляцию заседаний.

То есть он очень просто излагает свою мысль, а с другой стороны, заметно, что он уже и не стесняется критиковать коллег. Того же министра здравоохранения Даниэля Павлютса, да и других министров тоже. Этим он показывает, что он – лидер, и мне кажется, что его избирателю это нравится. Так что на фоне остальных министров он выглядит достаточно хорошо, что, видимо, и приносит очки его партии.

– В течение оставшегося до выборов года нынешнее положение "Нового Единства" может измениться?

– Кажется, что год или даже уже меньше до выборов – это не так и много, но в то же время за этот период еще столько всего может произойти. И дело тут не только в коронавирусе и даже локдауне. Один локдаун пережили – переживем и нынешний. Три с половиной недели – это не три с половиной месяца.

Но посмотрите, как растут цены на энергоресурсы, а впереди зима, которая, говорят, будет холодной. В связи с этим маячит рост цен на отопление, который затронет многих жителей, и "Новое Единство" сейчас ступает на очень тонкий лед и может в любой момент провалиться.

Поэтому я не хотел бы говорить, что они настолько комфортно себя чувствуют, что им ничего не угрожает. Нет конечно. Скорее, наоборот, они все время рискуют, и то, что они самая популярная партия в коалиции – это делает их очень удобной мишенью для нападок. Причем как со стороны оппозиции, так и со стороны партнеров. Так что ситуация для них может измениться в любой момент, и посмотрим, насколько они будут к этому готовы.

Тем более, что коронавирус вряд ли будет основной темой выборов. Через год он уже не станет актуален и по разным сценариям примерно к апрелю эта история уже должна закончиться.

Большинство населения Латвии будут вакцинированы или переболеют, и как-то этот процесс уйдет на второй план. А на первый план выйдут экономические проблемы и инфляция. Ведь таких инфляционные цифры, которые называют европейские эксперты, мы давно не видели, они довольно шокирующие, и это будет влиять на качество жизни самых бедных и незащищенных слоев населения.

– Но ведь бедные и незащищенные слои населения в большинстве своем и так за "Новое Единство" не голосуют. Может другие партии смогут достучаться до этой группы избирателей?

– Потенциал есть. Но я боюсь, что сейчас все политики настолько парализованы ковидом, что они совершенно не думают про этот вопрос. Мы в очередной раз приходим к тому, что пока гром не грянет, мужик не перекрестится.ё

"Гром не грянул" – и мы все занимаемся ковидом, который, я все-таки считаю, будет вчерашним днем. Люди устали от этого, им он надоел, а для тех, кто вакцинирован, это уже и неактуально. Это такое неудобство, которое хочется оставить в прошлом.

Хотя, конечно, мы видим, что вакцинация у нас хромает, что также связано и с фатальной неспособностью министра здравоохранения Павлютса реализовать нормальную прививочную кампанию. Ведь он не только политик, но и бывший сотрудник рекламного агентства. Ну уж ему ли не знать, как провести кампанию, чтобы люди захотели идти вакцинироваться.

Министр здравоохранения Латвии Даниэль Павлютс
Министр здравоохранения Латвии Даниэль Павлютс

Пока же он все делал наоборот, что и вынудило правительство идти на жесткие меры и актуализировать тему, которая в других странах Европы начинает отходить на второй план, где уже сняты многие ограничения.

– По недавнему опросу Центра SKDS 64% населения считают, что будет лучше, если в результате выборов, к власти придут новые люди. На ваш взгляд, реален ли такой сценарий?

– Если отвечать кратко, то нет. Потому что нет этих новых людей. Закон подразумевает, что партии, которые могут принять участие на выборах Сейма, должны быть созданы за год до них. То есть срок для создания новых партий уже прошел, в них будут участвовать только те, кто уже есть.

Но Алдиса Гобземса я никак не назову новым человеком в политике. Это для него будут уже вторые выборы. А Айнарс Шлесерс, вместе с Вилисом Криштопансом тоже на новых политиков никак не тянут. Так что, по сути, это все те же старые политики, просто в новой обертке.

То же я могу сказать и о партии Вячеслава Домбровского с братьями Гиргенсами. Господин Домбровский, при всем моем уважении, был и министром, и несколько раз избирался в Сейм. Да и пока что никто из этих трех партий не показывает большого потенциала. Давайте вспомним, что было, когда свою партию создали Эйнарс Репше или Валдис Затлерс. Там рейтинг сразу был высокий. Ну, а "Закон и порядок", "Латвия на первом месте" и "Республика" пока и 5% не набирают, так что сложно прогнозировать их удачу или неудачу на выборах.

Хотя опять же, до выборов еще год. Если бы они были на следующий день после того, как Гобземс собрал людей на митинг и выступил с крыши автобуса, то его партия однозначно получила бы больше 5%. Но выборы нескоро. Людям надоедает однообразность. Нужно что-то новое, чтобы постоянно удерживать избирателей.

Акция протеста против обязательной вакцинации в Риге, 18 августа 2021
© Sputnik / Sergey Melkonov
Акция протеста против обязательной вакцинации в Риге, 18 августа 2021

– Вы не упомянули "Прогрессивных" – новую партию, которая ни разу не была в Сейме. Как вы считаете, смогут ли они попасть в парламент?

– Думаю, что они также не будут и в следующем парламенте. В одиночку они точно ничего не смогут,  муниципальные выборы это показали. У них был хороший старт в Рижскую думу, но там совпало несколько факторов. Был хороший кандидат в мэры, которого дало Движение "За!". Была технически мощная машина, называемая "Для развития Латвии". Тогда "Прогрессивные" воспользовались всем этим и очень хорошо поработали в микрорайонах, что и обеспечило им места в думе в общем списке.

Потом были их амбициозные заявления о старте на выборах в самоуправления. Но чем он закончился мы все видели. "Для развития Латвии" получили очень хороший результат и показали, что могут конкурировать и вне Риги, а Движение "За!" и "Прогрессивные" вылетели в трубу. То есть сдулся шарик.

– Русский союз Латвии (РСЛ), конечно, – не новая политическая сила, но в парламенте он не представлен уже более десяти лет. На ваш взгляд, есть ли у РСЛ потенциал?

– Да. Но я хочу отметить, что его потенциал заключается в слабости "Согласия". Также на руку РСЛ может сыграть низкая явка избирателей. Если она будет на уровне выборов в самоуправления, то там есть шансы. 

Количество избирателей у РСЛ не такое большое, но активное и ходит на выборы. Однако оно ограничено численно и при более высокой явке голосов сторонников РСЛ может не хватить для того, чтобы преодолеть барьер в 5%.

Опросы показывают, что пока где-то 40% не знают, за кого голосовать, или не пойдут на выборы, но я думаю, что этот процент все же должен уменьшиться. Хотя многое зависит от того, что будет с ковидом и решением экономических проблем.

Если никаких улучшений не будет, то это может вызвать апатию, и люди просто не пойдут на выборы. На мой взгляд, выиграет тот, кто мотивирует своих избирателей прийти на выборы.

– Вы говорите о слабости "Согласия", но партия же сохраняет первое место в рейтингах популярности. Так ли все плохо?

– Рейтинг 12% смерти подобен для партии, чья популярность больше десяти лет была минимум 20%. Поэтому этот низкий рейтинг будет очень влиять на них. При этом я считаю, что у них вышел неплохой результат на выборах в Риге, если учесть, что они ничего не делали, или же делали себе во вред. 

Партия тогда не вложилась в выборы, не боролась на победу, да и схалтурила на предвыборной кампании. Так что главный враг "Согласия" – это само "Согласие". И выборы в 14-й Сейм покажут, извлекла ли партия урок из своих ошибок или продолжит и дальше терять голоса.

– За год до парламентских выборов в 2018 году 68% населения считали, что в Сейме должны быть новые силы. И мы увидели приход KPV LV, Новой консервативной партии (НКП), ну и в какой-то степени "Для Развития/ За!". Правда, сейчас рейтинги KPV LV и НКП довольно низкие. По вашему мнению, в чем причина разочарования избирателей?

– Проблема KPV LV в том, что вся из деятельность за три года – это склоки и скандалы между собой. Реально из того, что они обещали, они не сделали ничего, хотя у них и были и посты министров, и парламентских секретарей, то есть вся их энергия ушла в свисток.

Если же мы говорим о Новой консервативной партии, то я думаю, что они проиграли в дуэли с Национальным объединением. В какой-то момент стало заметно, что НКП пошла в национальное русло. Изначально они выступали за борьбу с коррупцией, но после смерти Юты Стрике эта тема у них как-то стала уходить.

Скажем реально: без нее там нет никого, кто мог бы стать символом борьбы с коррупцией. И пойдя в национальный вопрос, где они остались один на один с Национальным объединением, стало понятно, что НКП окажется в проигрыше. Ведь на своем поле Нацблок никак не может проиграть.

Недавний пример – вопрос о компенсации еврейской общине. Это шах и мат. Нацблок был жестко против, и НКП ничего не оставалось, как быть за. И понятно, что национально настроенный электорат, никак не может поддержать подобное предложение. Так что НКП стала терять и эту группу людей, что и сказалось на их рейтинге. Поэтому я не вижу, чтобы Янис Борданс мог что-то изменить. Ничто не показывает, что у него есть какой-то план, как переломить сложившуюся для его партии негативную ситуацию.

– Сейчас Алдис Гобземс снова член фракции KPV LV, хоть она и сменила название на "Независимые". Как вы считаете, может ли Гобземс подмять под себя остатки KPV LV?

– Да, это очень возможный сценарий. С одной стороны, он может подмять структуру партии, ведь какие-то люди там остались. А второй фактор – финансирование. Если ему удастся получить и его, то это фантастический ресурс для предвыборной кампании. Ведь у партии Гобземса нет госфинансирвоания, а у KPV LV оно очень серьезное. И это явно даст Гобземсу большую фору.

При этом я думаю, что и у остатков KPV LV нет большого пространства для маневра. Перед ними не стоит вопрос – идти на выборы весте с Гобземсом или идти отдельно. Там, думаю, дело обстоит так: идем с Гобземсом, не идем с ним, или просто разворовываем деньги, которые дало государство. Сейчас, мне кажется, они думают – разворовать ли их самим или же месте с Гобземсом.

Мы помним скандалы, которые были у KPV LV после выборов самоуправлений по поводу потраченных на кампанию средств. Так что сейчас, на мой взгляд, их больше заботит денежный вопрос, а не переизбрание.

– Возвращаясь к рейтингам – на втором месте уже давно закрепился Союз "зеленых" и крестьян (СЗК). Сможет ли эта политическая сила получить больше мест в новом Сейме?

– Да, однозначно. Они укрепили свой потенциал после выборов самоуправлений и при этом восстановили ту связь с избирателями на местах, которую потеряли после парламентских выборов. Если они это сумеют сохранить, то они непременно увеличат свою парламентскую фракцию. В таком случае СЗК снова может претендовать на места в коалиции.

Я не вижу, чтобы у "Нового Единства", Национального объедения, или даже "Для развития/ За!" были какие-то претензии по этому поводу.

Единственные, кто был против, – это НКП, но сейчас ничто не показывает, что у них будет столько сил, чтобы они могли кому-то что-то диктовать. Им бы самим пересечь 5%.

При этом, да, и нынешние партнеры по коалиции не то чтобы очень удовлетворены сотрудничеством с НКП. Так что если у них будет выбор – привлечь 5-8 голосов НКП, или 15-20 мандатов СЗК, то понятно, что в коалицию возьмут тех, у кого больше голосов.

Ссылки по теме