Политолог: муниципальные выборы в Латвии показали, как изменится состав Сейма

Бюллетени муниципальных выборов 2021
© Sputnik / Sergey Melkonov

Андрей Солопенко

Тема: Муниципальные выборы в Латвии 2021

В интервью Baltnews политолог Филипп Раевский рассказал о том, какие политические силы можно считать победителями или проигравшими на муниципальных выборах в Латвии.

Прошедшие муниципальные выборы в Латвии обозначились рекордно низкой явкой, а также победой во многих самоуправлениях партий, ранее руководивших этими регионами.

В чем причина такого выбора избирателей, какие политические силы можно считать победителями этих выборов, а какие проигравшими, а также какое влияние прошедшее голосование может оказать на грядущие выборы в Сейм и стабильность правительства, порталу Baltnews рассказал политолог Филипп Раевский.

Политолог Филипп Раевский
© Sputnik / Sergey Melkonov
Политолог Филипп Раевский

– Г-н Раевский, на недавно прошедших муниципальных выборах голосовать пришли всего 34% избирателей, что является антирекордом за все время. Можно ли было спрогнозировать такую низкую явку? Есть ли у вас объяснение, почему так произошло?

– Думаю, это было прогнозируемо, что явка будет низкой. Конечно, величину цифры назвать было довольно трудно, но то, что на эти выборы придут меньше избирателей, чем четыре года назад, я сам говорил еще перед голосованием.

Ведь если мы посмотрим на результаты выборов 2017 года или 2013 года, то увидим, что именно Рига в основном вытягивала явку и повышала средний процент проголосовавших.

Например, в 2017 году, когда явка по стране составила 58%, было ясно, что это чисто рижская интрига – будет ли у Нила Ушакова снова абсолютное большинство в Думе или же остальные партии в сумме наберут больше.

Эта интрига гнала людей на выборы, и Рига по своему удельному весу подняла явку. Если мы посмотрим на Земгале, которое сейчас стало лидером антирейтинга по явке, то в этом регионе уже тогда на выборы пришли только чуть больше 40% избирателей.

А в 2013 году, когда на выборах в столице все ведущие партии выступали как-то вяло и не выставили серьезных конкурентов Нилу Ушакову, то и явка по стране была 46%, но опять же именно Рига ее вытащила, в других регионах она оказалась ниже.

В том же Земгале она была даже ниже 40%. Тогда как сейчас в Риге выборов не было, плюс еще влияние коронавируса, вот мы и увидели реальную активность населения в регионах.

– Получается, что муниципальные выборы жителям регионов не особо интересны?

– Здесь надо учитывать, что люди рвутся на выборы, когда они злые или когда большая интрига. Но опять же интрига создается, когда есть кто-то злой и ко всем остальным партиям настроен агрессивно.

Тогда люди идут и голосуют либо за этого злого, чтобы он там им всем показал, либо, наоборот, чтобы не допустить его до победы.

Но сейчас выглядит так, что все более или менее удовлетворены ситуацией, и результат это показывает – выбрали-то тех же самых. Так что у людей нет желания что-то менять, а те, что хотели бы, не видят в этом смысла, вот они и не ходят голосовать.

– Проведенная административно-территориальная реформа, которая привела к укрупнению самоуправлений, способствовала низкой явке?

– Думаю, что нет. Я надеялся, что это, наоборот, повлияет позитивно, так как периферия, которую присоединили к центру, будет более активной, чтобы в новых думах были их представители. Но выходит так, что это не сработало.

В основном именно центры избрали костяк новых самоуправлений, а центры как раз были больше подконтрольны традиционно сильным партиям в муниципалитетах – Союзу "зеленых" и крестьян (СЗК) и Латвийскому объединению регионов.

– Выходит, что именно эти партии можно считать победителями выборов?

– Да, но если мы говорим о Союзе "зеленых" и крестьян, то я бы все же больше отметил его составную часть – Латвийский крестьянский союз. Их избиратели дали ясный сигнал Латвийской зеленой партии – не надо бежать от Крестьянского союза.

Латвийская зеленая партия во многих самоуправлениях стартовала отдельно, но их результаты я бы не назвал хорошими. Это показывает, что тандем не выгодно разрывать. Притом я бы не хотел сказать, что его не стоит разрывать только Зеленой партии, Крестьянскому союзу они тоже нужны. Вместе они друг друга дополняют, что очень хорошо заметно на национальном уровне.

Если же мы говорим о муниципалитетах, то, на мой взгляд, победу Крестьянскому союзу обеспечило наличие сильных лидеров в списках.

Тех, кого хорошо знают на местах, кто зарекомендовал себя, как хороший руководитель самоуправления. При этом, что интересно, эти люди даже не всегда ассоциируются со своей партией.

Мы же видим, как критикуют СЗК на национальном уровне, но на местные выборы это не повлияло. Да и самые большие критики СЗК так же не продемонстрировали хорошие результаты. То есть общество не услышало этой критики и не восприняло ее серьезно.

– Как вы оцениваете результаты выборов правительственных партий, можно ли их считать победителями или проигравшими?

– Смотря кого. Та же партия "Для развития Латвии" явно должна быть удовлетворена своими результатами. Прошлые выборы в самоуправления для них были очень слабыми, они мало где провели своих представителей.

Тогда как сейчас они третьи в стране по количеству побед в муниципалитетах. Так что для них это, несомненно, успех. У них получилось наконец-то создать себе базу в регионах, и "Для развития Латвии" теперь можно назвать партией с представительством не только в Риге, но и во многих других самоуправлениях.

Кстати, их отдельный старт от "Движения "За!" показал, чего стоит одно это движение на местах. Для них эти выборы кроме как фиаско назвать нельзя.

Либеральные партии "Движение "За!" и "Прогрессивные" увидели, какой поддержкой пользуются их идеи вне Риги. Никакой.

Были разные спекуляции, что эти две партии пойдут общим списком на выборы в Сейм, но без "Для развития Латвии". Однако теперь я думаю, что эти выборы должны стать для них тревожным звонком, показав, что если они будут без "Для развития Латвии", то "Движение "За!" ждут большие проблемы на национальным уровне.

Я не хочу сказать, что "Для развития Латвии", стартуя отдельно на выборах в Сейм, может чувствовать себя очень хорошо, но для "Движения "За!", которые могли предполагать, что они сами что-то из себя представляют, эти выборы однозначно оказались моментом истины.

Думаю, они осознали, что выборы – это не так просто. Это серьезный политический процесс, где нужны не только идеи, но качественный менеджмент, грамотная предвыборная кампания, кадры, работа с людьми на местах, а не только громкие лозунги. Притом, как мы видим, их идеи за пределами Риги не особо популярны, отсюда и проблемы с людьми.

– Куда можно отнести "Новое единство": к победителям или проигравшим?

– Думаю, они хорошо себя показали. Партия смогла использовать свой административный ресурс, но посмотрим, чем это кончится. Хоть "Новое единство" и приписывает себе победу в Валмиере, но победили не они, а их партия – партнер "Валмиере и Видземе".

Хотя в Цесисском крае победили как раз они, там у них честная победа. Вообще с точки зрения комбинации идей и людей у них это сработало, особенно если вспомнить, какие для них были выборы четыре года назад. Так что у них достаточно хорошая ситуация, несмотря на то что на национальном уровне они не самые популярные.

Да и само правительство тоже нельзя сказать, что пользуется большим доверием. Поэтому в случае "Нового единства" им все же больше сыграло в плюс не то, что это партия премьер-министра, а наличие хороших, популярных местных кадров.

Ведь местные, популярные лидеры – это основа основ на муниципальных выборах. Взять то же Национальное объединение, которое по числу избранных депутатов в самоуправлениях является самой крупной партией. Они уверенно взяли Огрский край – самый большой по количеству населения. Это показывает, что они чувствуют, что происходит на местах.

Ведь нельзя сказать, что их лидер в Огре мэр Эгилс Хелманис очень популярен. У него тоже были разные скандалы, но партия от него не отказалась и победу он им принес. Так что я думаю, что и Национальное объединение тоже должно быть довольно результатами выборов.

– В таком случае, кого же считать проигравшим?

– Новую консервативную партию (НКП), как и "Движение "За!" и "Прогрессивных", у которых не получилось создать избирательную базу в самоуправлениях. Хотя, если смотреть на "Прогрессивных" и "Движение "За!", то у НКП все же не такие плохие результаты.

Да, где-то у них есть депутаты, где-то нет, полным фиаско я бы их выступление не назвал, но, по сравнению с другими правящими партиями и принимая во внимание количество депутатов от НКП во фракции в Сейме, представительство в регионах у них все же слабое.

Также я считаю, что выборы проиграло и "Согласие". Да, партия сохранила мэра Резекне, и Андрей Элксниньш будет мэром Даугавпилса, однако в других местах они потеряли места – в тех же Лиепае, Юрмале или Елгаве.

Так что им надо будет очень серьезно подумать, ведь впереди выборы в Сейм, а рейтинг "Согласия" – 10%, тогда как еще несколько лет назад он был намного выше.

"Согласие" – это партия, где большое значение со стороны избирателей придается партийному бренду. То есть люди готовы голосовать за партию, потому что она – "Согласие", и они ассоциируют себя с ней.

Особенно это актуально для крупных, урбанизированных городов, и там как раз происходит спад. Даугавпилс и Резекне все же исключение, там голосуют за личностей, но в других местах идет сокращение избирательной базы.

То есть бренд теряет поддержку избирателей, и "Согласие" превращается в обычную латвийскую партию, утрачивая свой эксклюзивный статус. Поэтому им нужно серьезно задуматься о будущем, ведь при их нынешних рейтингах очередная потеря депутатов в Сейме им гарантирована.

– Куда может уйти их электорат, есть ли варианты? Вот Русский союз Латвии получил места в Даугавпилсе и Елгаве, где не был представлен больше десяти лет. Может ли эта партия забрать избирателей "Согласия" на выборах в Сейм?

– Пока что выглядит все так, будто избиратели "Согласия" скорее не пойдут на выборы. Они находятся в апатии, и я боюсь, что создать что-то альтернативное будет не просто и не быстро. Что же касается Русского союза Латвии (РСЛ), то да, мы видим, он начинает отвоевывать позиции у "Согласия".

РСЛ использует тот развал монополии на русскоязычные голоса, который произошел с деградацией "Согласия", чтобы забрать себе то, что было его всегда.

Однако если мы говорим про выборы в Сейм, то я бы не был так уверен, что РСЛ будет представлен в нем. Да, новые рейтинги показывают, что если отбросить неопределившихся избирателей, то партия проходит. Но я бы не стал верить этим пересчетам.

Они бы работали, если бы у нас на выборах в Сейм был один избирательный округ, но у нас их пять. То есть нужно пять лидеров на каждый округ, которые способны вытянуть партию. Пока таких пятерых людей в регионах у РСЛ я не вижу, в отличие от остальных политических сил.

Хотя как партия, представленная в некоторых самоуправлениях и Европарламенте, РСЛ вполне, может быть, и способен сохранить свою нишу.

Кроме этого, если мы говорим о достоверности рейтингов, то ни у кого из партий, как я понимаю, нет ни желания, ни денег, чтобы сделать такое исследование, чтобы можно было корректно посчитать, а какая популярность у партий в этих пяти избирательных округах.

Да, около двух тысяч респондентов для всей Латвии – это нормально, но если их разделить на пять, то на каждый округ выходит по 350–400 человек, а это уже мало для точных расчетов. Поэтому вопрос о корректности данных в разбивке по округам остается.

– То, что НКП получила не такое большое представительство в муниципалитетах, окажет влияние на стабильность правительства и на их шансы на выборах в Сейм?

– Если смотреть недавние рейтинги, по которым поддержка НКП составляет 4,7%, то я думаю, что это прибавит им нервозности в мыслях о следующих парламентских выборах. Видя эти результаты, спокойнее они не станут.

Так что о какой стабильности правительства здесь можно говорить? Если партии нервные, то они могут пойти на всякие политические авантюры, чтобы поменять ситуацию. Это неизбежно. Поэтому заявлять, что правительство у нас стабильно и проработает до выборов в Сейм, было бы очень опрометчиво.

Говоря о шансах, конечно, нельзя один к одному экстраполировать результаты местных выборов на грядущие выборы в Сейм, но муниципальные выборы все же показали, у каких партий есть потенциал, и кто из них может мобилизовать избирателей.

Поэтому я думаю, что состав Сейма сильно поменяется после выборов. Когда у нас спокойные времена, он меняется на 40%, а когда не спокойные, то на 60%.

Боюсь, что мы опять идем к тому, что он изменится на 60%. Ведь ни этот Сейм, ни это правительство не сделали ничего, чтобы люди оставались консервативными в своем выборе.

Наоборот, они сделали все, чтобы избиратель был готов открыть свое сердце другому предложению, а появится ли оно, мы уже скоро увидим.

Ссылки по теме