Рижская дума сама виновата в том, что горожане ее не любят

Рижская дума
© Sputnik / Sergey Melkonov

Александр Гильман

Хорошо это или плохо, но в оценке политиков важны не столько объективные, сколько субъективные критерии. В частности – умеют ли они понравиться избирателям. Нынешняя правящая в Рижской думе коалиция уникальна в искусстве настраивать горожан против себя.

Встаю поутру, сажусь к компьютеру, чтобы посмотреть новости и написать эту статью. За окном мягко падает снег. И я (автор Александр Гильман – прим. Baltnews) уже знаю, о чем будет говорить Facebook: "Опять эти неумехи в [Рижской] думе не знали, что бывает зима. Улицы не чистят, проехать невозможно. То ли дело при [экс-мэре столицы Ниле] Ушакове – жили и забот не знали..."

А потом выступит с оправданиями вице-мэр Вилнис Кирсис, и выяснится, что все идет прекрасно, а в проблемах виноват тот же Ушаков. И эти нелепые оправдания вызовут еще большую злобу: Ушакова уже почти три года нет – а на него все валят.

При этом в чем-то Кирсис прав, хотя на выборах, надеюсь, это его не спасет. Но надо объяснить по порядку.

Прошли те времена, когда мэр был хозяйственником. В подчинении у [председателя горисполкома Риги в 1984–1990 годах] Альфреда Рубикса были мощные организации с техникой и рабочими. Он мог накричать на директора, объявить ему выговор по партийной линии. Если совсем все плохо – снять со стройки технику для помощи.

Деньги никто не считал, а планы было легко скорректировать. Вот в те времена, если по улицам не проехать, однозначно был виноват горисполком. Правда, особенно и ездить было некому – машин было в разы меньше, чем сейчас.

Теперь ситуация иная. Улицы чистят частные фирмы по договору с думой. Фирмы заинтересованы в прибыли. Если дума заплатила мало, то они чистить не будут. А сколько надо платить, никто не знает: бюджет на нынешние траты составлен более года назад. Прогноз погоды на год вперед сделать невозможно, а значит, невозможно сделать и прогноз расходов.

При этом надо понимать: если снега выпало вдвое больше некоей средней цифры, то денег надо больше не вдвое, а втрое. Потому что работать приходится круглосуточно, ночной тариф на 40% выше, да и без сверхурочных не обойтись. А если, не приведи Господь, выпадет втрое больше, как в этом декабре, – то уже раз в десять дороже.

У фирмы техники в таком количестве нет, ее придется одалживать на стороне, а там возьмут втридорога. И конечно, случается и такой снегопад, при котором ничего сделать невозможно – приходится затягивать сроки. Ну не возить же эту технику и работяг транспортными самолетами с юга, где снега не бывает...

Таким образом, мы имеем дело с очень рискованным бизнесом для обеих сторон. Много снега – у думы нет денег в бюджете на оплату. Мало снега – фирма разоряется: техника куплена в кредит, зарплату рабочим платить надо – а деньги где взять? Мой приятель – экскаваторщик-бульдозерист – работал в такой фирме и уволился как раз в бесснежную зиму при Ушакове: делать ничего не надо, но и платят копейки, семью не прокормишь.

При этом договор заключают по конкурсу. И предпочтение отдают тем, кто согласен чистить за меньшие деньги. Это приводит к тому, что при отсутствии снега работники разбегаются, а при избытке – не могут справиться с очисткой.

Теперь перейдем к Кирсису – зачем он усугубляет ситуацию, произнося глупости? А потому что он так думает. Но все, что думает, сказать боится – привлекут за клевету. Попробую прочитать мысли вице-мэра и пересказать. Надеюсь, мне за это ничего не будет, ясновидение – это не клевета, это фантастика:

"Договоры на очистку улиц от снега заключены с фирмами А, В и С при Ушакове. Я, тогдашний лидер оппозиции, требовал, чтобы меня допустили до участия в конкурсной комиссии, но был послан. Наверняка потому, что Ушаков требовал откатов и получил их. Вот теперь мы расторгнем эти договора и заключим с фирмами X, Y и Z, и все будет честно и хорошо".

Вилнис Кирсис
Вилнис Кирсис

Я не буду утверждать, что предположение об откатах совершенно невероятно. Более того, боюсь, что и победителям нового конкурса придется позолотить ручку новым чиновникам. А хорошо точно не будет. И потому, что бизнес рискованный, и потому, что Ушаков умел быть любимым избирателями, а новая дума – не умеет.

Хуже того – ее члены не понимают, как это важно. Поэтому после выборов их разочарование будет ужасно. Им не смогут простить не плохую уборку улиц, а неуважение.

Нил Ушаков, хорош он или плох, как и его учитель в политике Айнарс Шлесерс, с которым они дружно правили городом первое время, – гении пиара. Политика – это распределение денег. Все себе в карман не запихнешь – поэтому надо, чтобы те средства, которые идут на благо людям, приносили максимальную отдачу в голосах избирателей на каждый истраченный евро.

Айнарс Шлесерс
1 из 2
Айнарс Шлесерс
Нил Ушаков в Европаламенте
© Sputnik / Алексей Витвицкий
2 из 2
Нил Ушаков в Европаламенте

Построить променад вдоль реки куда дешевле, чем капитально отремонтировать разваливающийся путепровод. Но за променад тебя сто раз отблагодарят, гуляя в хорошую погоду, а за путепровод будут ругать, мучаясь в пробках. Поэтому Ушаков строил променады, купальни и устраивал городские праздники. А путепроводы ждали смены власти.

Никто не может при демократии быть у власти вечно. Путепроводы на улице Деглава и на Брасе развалились вовремя – когда и без того стало ясно, что Ушаков правит Ригой последнюю каденцию. Он укатил в Брюссель и останется в памяти рижан как очень умелый мэр. Купальни и променады будут о этом напонимать.

Политики новой думы поступают противоположным образом. Они старательно делают рижанам назло, не понимая человеческой психологии. А потом удивляются, что их винят за то, в чем, по большому счету, виновата непредсказуемая погода.

Обратимся еще раз к многострадальным столбикам. Они якобы важны для безопасности движения. Предположим, что это правда, и каждые сто столбиков спасают одну человеческую жизнь в год: водитель снизит скорость и не наскочит на зазевавшегося пешехода.

Но сто тысяч водителей будут проклинать думу, из-за которой им надо совершать лишние маневры и создавать пробки. А несколько десятков шоферов не заметят преграды и повредят машины.

При этом безутешные родные покойного пешехода никак не свяжут свое горе с думой. А каждое грубое ругательство за рулем при неожиданно выросшем на пути столбике – это потеря голоса на выборах.

Сейчас рижане негодуют из-за неубранного снега, но Ушакову они бы это простили, как прощали очевидные проколы – например, многократно переделываемый ремонт улицы Кришьяна Барона. Потому что Ушаков умел с ними разговаривать, а нынешние – не умеют.

Глупость Кирсиса мы уже разобрали. Боишься сказать правду – промолчи, потому что полуправда звучит смешно. А если уж говоришь, то старайся быть понятным.

Есть в думе молодая депутат Юстине Пантелеева. Недавно она сказала, что принято решение "быть проактивными" и разработать пилотные проекты очистки тротуаров от снега. Эту фразу понять без перевода невозможно.

Оказывается, имеется в виду простое: выяснить, где дворники не чистят снег и очищать его за счет думы, а потом уже взыскивать деньги с тех, кто должен был это сделать по правилам.

Тут замечательно то, что Юстине по слухам, которые она не опровергает, – дочь знаменитого политика из 90-х Андрея Пантелеева. Того самого, кто честно и цинично рассказывал, что руководство Народного фронта сознательно обманывало русских, не предупреждая их о грядущей дискриминации в независимой Латвии. Так было легче добиться желаемого.

Это сравнение наглядно демонстрирует деградацию современной латышской политики. Папа был циником, но говорил предельно понятно. Дочка рассуждает птичьим языком, который разобрать невозможно, но высмеять легко. За кого проголосуют люди?

Политика – это во многом умение нравиться потенциальным избирателям. Можно ее за это не любить, но игнорировать политикам коммуникацию с людьми – значит наверняка проиграть выборы. И будет очень хорошо, если жизнь накажет нынешних думских деятелей, которые безрассудно плюют на проверенные веками истины.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме