Почему латвийские заводы превращают в велодорожки и парки

Liepājas Metalurgs
CC BY-SA 3.0 / wikimedia / balticestate

Илья Круглей

Промышленные гиганты Латвии никто и не думает восстанавливать. Евросоюз беспокоит соблюдение условий "зеленой сделки", а правительство балтийской страны по объективным причинам даже не видит смысла этому сопротивляться.

Промышленность балтийских государств с момента их вступления в ЕС переживает далеко не лучшие времена. Многие заводы и предприятия были закрыты, а некоторые из них перепрофилировали под другие нужды. Похоже, что пришло время и для бывшего регионального флагмана промышленности – "Лиепаяс металургс", который находится в Латвии. Как пишет издание BB.lv, этот объект хотят сделать самым зеленым индустриальным парком в ЕС.

Известно, что Лиепайская дума приняла решение начать разработку локальной планировки территории бывшего завода для интеграции в городскую среду. Планировкой предусмотрены решения для транспортной инфраструктуры, в том числе организации потока грузового транспорта, автостоянок, улиц, а также схема велодорожек. По сути, Латвия превращает некогда крупнейшего промышленного гиганта страны в парк для катания на велосипеде и прогулок.

От комплекса-гиганта останется лишь тень величия в виде бывшего здания Механического цеха завода "Лиепаяс металургс". Его перестроили под новое производство телескопических конвейеров. "Там будут трудиться порядка 250 людей, и предприятие в настоящее время активно ищет и обучает сотрудников, чтобы в сентябре на новом заводе уже можно было увеличивать объемы производства", – пишет BB.lv. Очевидно, что такое число рабочих мест, да и сама продукция "нового" предприятия – это лишь малая часть тех производственных возможностей, которыми обладал латвийский комплекс.

Сомнительное восстановление

Лиепая – третий по величине город Латвии с очень выгодным географическим положением для транспортировки продукции на запад и на восток. 65% территории города – это специальная экономическая зона (СЭЗ), которая занимает 3979 гектаров. Лиепайская СЭЗ состоит из незамерзающего порта, уникальной акватории, городских индустриальных территорий, аэропорта и даже бывшей военной базы "Кароста". Превращение этого места в парк и налаживание производства конвейеров для посылок, которые востребованы среди интернет-магазинов – это, мягко говоря, немного не тот масштаб восстановления, который мог бы оживить экономику Латвии.

Набережная Лиепайского торгового канала находится в двадцати метрах от заводских помещений
© Sputnik / Sergey Melkonov
Набережная Лиепайского торгового канала находится в двадцати метрах от заводских помещений

Как рассказал Baltnews промышленный эксперт, кандидат экономических наук Леонид Хазанов, в принципе "Лиепаяс металургс" и сейчас бы мог работать, так как его ассортимент был представлен стальной заготовкой и арматурой. Первую можно было бы отгружать другим металлургическим предприятиям Европы, а вторую – поставлять строительным организациям. Спрос на нее есть даже сегодня. И в Прибалтике, и за ее пределами.

"Однако "Лиепаяс металургс" фактически убили высокие цены на энергоресурсы, о чем власти Латвии не любят вспоминать, и проблемы с закупками лома для обеспечения его сталеплавильного производства. Распродажа "Лиепаяс металургс" по частям пользы ему не принесла, по крайней мере, я не слышал, чтобы купившая его прокатный цех Smart Stahl выпускала какую-либо продукцию, хотя я могу и ошибаться. Была еще British Steel, рассматривавшая возможность приобретения "Лиепаяс металургс", но она в итоге обанкротилась, а ее активы перешли к китайской Jingye и английской Liberty Steel.

У властей Латвии были идеи насчет создания нового металлургического производства на "Лиепаяс металургс", например, алюминия, о чем как-то высказывался уже бывший министр экономики Ральфс Немиро, но они явно остались на бумаге – организовать выпуск "крылатого металла" на подобном предприятии крайне сложно, так как необходимо было бы провести коренное перевооружение его мощностей и опять-таки снизить энерготарифы. Там правильнее было создавать производство плоского проката, оцинкованного или окрашенного", – рассуждает промышленный эксперт.

Однако теперь на территории "Лиепаяс металургс" намерены сделать "зеленый" индустриальный парк, который, как уверен Леонид Хазанов, с точки зрения реального восстановления производственных мощностей является нонсенсом. Он добавил, что там могут размещаться небольшие предприятия, которые вряд ли способны стать полноценной заменой "Металлурга". Производство же телескопических конвейеров явно ничего экстраординарного из себя не представляет, их несложно изготавливать.

"Лиепаяс металургс".
Sergey Melkonov
"Лиепаяс металургс".

"Польза экономике Латвии от подобного проекта может быть крайне скромной, поскольку потенциальные инвесторы могут и не захотеть приходить в будущий индустриальный парк. Или захотят, однако выставят такие условия, что власти страны не смогут их удовлетворить. Поэтому я больших перспектив от данной идеи не вижу, пока все это напоминает желаемое, которое может и не стать действительным", – делает вывод Хазанов.

Ради чего зарывать свой потенциал?

Следует напомнить, что балтийские страны, как и другие члены Евросоюза, вынуждены считаться с "зеленым пактом" ЕС, презентация которого состоялась еще в 2019 году. Тогда глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен высокопарно сравнила пакт с высадкой американцев на Луну. Суть программы – к 2050 году страны ЕС должны добиться климатической нейтральности, то есть снизить объемы выбросов парниковых газов до нулевой отметки.

Уже в марте 2020 вышел первый закон о климате ЕС – так называемая Зеленая сделка – которая призвана сделать Европу первым декарбонизированным макрорегионом в мире.

Отношение к такой задумке в ЕС разное. К примеру, страны Вышеградской группы (Польша, Чехия, Словакия и Венгрия) не согласились с тем, что их энергетика должна перестраиваться столь радикально. Наибольшее недовольство от разных политиков прозвучало в Варшаве, что неудивительно, ведь почти 80% электроэнергии восточноевропейская страна получает от угольных электростанций.

Не остались в стороне и государства Балтии. Президент Литвы Гитанас Науседа почти сразу после выступления главы Еврокомисии заявил, что из 100 млрд евро, которые хотят потратить на реализацию "зеленой сделки", его стране нужно выделить 40%. Науседа сразу честно предупредил, что все упирается в размер дотаций. Уже этим летом министр окружающей среды Литвы Кястутис Мажейка заявил, что планы ЕС по ускоренному сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу могут оказаться для его страны слишком обременительными.

Эстония также поддержала этот "тренд". Напомним, Еврокомиссия, по сути, потребовала от этой страны уничтожить производство горючих сланцев, на которых держится почти вся энергетика. Весной 2020 года глава Минфина балтийского государства Мартин Хельме направил запрос министру окружающей среды Рене Кокку с предложением изучить возможность временного выхода страны из системы ЕС по квотам на парниковые газы.

А вот Латвия особой воинственностью против "зеленого пакта" не отличилась. В июле 2020 года Министерство экономики констатировало, что тринадцать лет назад правительство выбрало самый невыгодный для страны способ поддержки производства и закупки "зеленой энергии". Но претензия была выдвинута не к стратегии отказа от промышленных объектов. Критика была направлена на ущербность системы субсидирования, для покупки "зеленой энергии".

Зеленая сделка как прикрытие

Случай с "Лиепаяс металургс" показал, какого на самом деле "восстановления" следует ждать латвийской промышленности. "Металлург" сохранил хотя бы крохи. Рижский государственный электротехнический завод "ВЭФ" и Рижская автобусная фабрика, которые были закрыты еще в девяностые годы, не удостоились и такой чести. Не спасло правительство Латвии и завод "Дзинтарс" – гиганта парфюмерно-косметического рынка. Завод был официально закрыт, поскольку погрязшая в долгах компания не смогла выбраться из кризиса.

"Лиепаяс металургс".
Sergey Melkonov
"Лиепаяс металургс".

В определенном смысле инициативу Лиепайской думы, которая приняла решение начать разработку локальной планировки территории бывшего завода "Лиепаяс металургс", можно понять. Сегодня нет никаких предпосылок для реального восстановления промышленности в стране. Видимо, поэтому "зеленую сделку" в Латвии и не подвергают такой критике, как в других странах. Если усомниться в ее правильности, тогда придется предъявлять промышленные проекты, ради которых план Еврокомиссии должен быть пересмотрен или даже отвергнут. Но латвийскому правительству в этом случае просто нечего "положить на стол".

"До кризиса предполагалось, что Латвия получит от заключения договора по "зеленой сделке" порядка 68 млн евро, но возьмет на себя довольно жесткие обязательства. В стране сейчас есть небольшое количество предприятий, однако на них придется проводить модернизацию, чтобы снизить количество отходов производства. В кризис компании и так с большим трудом держатся на плаву, дополнительная нагрузка для них будет опасной", – рассуждает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

По мнению эксперта, "зеленая сделка" будет накладывать ограничения на многие сферы, не только промышленность, но и энергетику, транспорт, сельское хозяйство. Чтобы сделать рабочие процессы более экологичными, нужно, чтобы в стране развивалась наука (Латвия тратит на нее порядка 50 млн в год, тогда как соседняя Финляндия – порядка 2 миллиардов евро). Выживать за счет традиционной сферы для пополнения бюджета, туризма, после пандемии коронавируса будет очень и очень сложно. Особенно в условиях, когда Евросоюз ослаблен кризисом и снижает дотации.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме