Царство произвола. Русские политики Латвии могут повторить судьбу русскоязычных СМИ

Молчание

Александр Буртасов

Судя по событиям вокруг русских политиков и СМИ в Латвии, к парламентским выборам 2022 года в политическом поле страны может не остаться вообще ничего русского или оппозиционного.

В конце октября Первый Балтийский канал (ПБК) был лишен лицензии на вещание в Латвии. Причиной такого решения Национальный совет по электронным СМИ (НСЭСМИ) назвал нарушения, которые якобы допустил канал.

Тревожные "звоночки" руководству канала поступали задолго до этого события. Еще весной 2020 года в офисах фирмы, владеющей ПБК, прошли обыски – владельцев телеканала заподозрили в "нарушении режима европейских санкций", введенных против России. Тогда же была ликвидирована новостная служба.

В этом отношении ПБК далеко не одинок: из страны полным ходом идет вытеснение российской и русскоязычной прессы. Так, те же самые формулировки используются и против авторов Baltnews и Sputnik. 

ПБК пользовался большой популярностью среди русскоязычных телезрителей Прибалтики. Так, несмотря на отзыв лицензии, латвийская аудитория продолжит смотреть передачи, но уже на каналах "ПБК+" и "ПБК Литва", которые вещают по эстонским и литовским лицензиям.

Этим, видимо, канал и вызывал недовольство латышской элиты, которой было бы выгодно, если бы русскоязычное население смотрело лишь государственные каналы с "правильной" подачей новостей.

Как отметила творческий директор телеканала Жаклина Циновска, уже больше года политический контент был исключен из всех программ ПБК и в эфире остались только развлекательные передачи, но даже такая уступка не помогла избежать расправы.

Такой финал был вполне предсказуем. В свое время русскоязычные СМИ в Латвии не поддержали русскоязычное же образование, что, по сути, являлось выстрелом в собственную ногу. Ведь если не будет новых поколений, владеющих русским на должном уровне, то кто тогда будет потреблять контент на русском языке?

Борьба за русскоязычные школы? Не слышали

О предстоящей ликвидации русских школ осенью 2017-го объявил занимавший пост министра образования Карлис Шадурскис. Через год в Латвии должны были состояться парламентские выборы.

Тогда крупнейшая оппозиционная партия "Согласие", держащаяся в основном за счет русских голосов, встала перед выбором: поддержать протесты за образование на русском или нет. Оправдывая свое название, политическая сила решила пойти по пути согласия с латышскими националистами.

Нил Ушаков на конгрессе партии "Согласие"
© Sputnik / Sergey Melkonov
Нил Ушаков на конгрессе партии "Согласие"

Руководство партии во главе с тогдашним мэром Риги Нилом Ушаковым отстранилось от акций в защиту русскоязычного образования. Более того, русскоязычные СМИ, в том числе ПБК, замалчивали ситуацию с протестами, и, соответственно, участвовать в них не призывали. 

Причина проста – эти СМИ зависели от денег из бюджета Риги, где в Думе при Ушакове у "Согласия" было большинство. Из-за этого (а также миграции русских) акции были не такими масштабными, какими могли бы быть. Как результат – власти просто проигнорировали эти выступления. 

Сам Ушаков также дал понять, что акции протеста – "удел маргиналов". Кроме того, "Согласие" признало "советскую оккупацию" и поддерживало антироссийские санкции – лишь бы вести себя "правильно" и не раздражать латышских политиков.

Можно еще припомнить попытки на тот момент рижского градоначальника заманить военных НАТО в русские школы и "селфи" на фоне "Абрамсов" в Рижском порту.

Все это было сделано, чтобы попасть в правящую коалицию, куда ее, несмотря на многочисленные уступки, демонстративно не пустили.

При этом акции протеста все-таки проходили – благодаря Русскому союзу Латвии (РСЛ). При всей умеренности этой партии – она одна выводила людей на улицы.

РСЛ оказался, по большому счету, единственной политической силой, ясно и четко провозгласившей в приоритетах защиту школ нацменьшинств и прав неграждан.

Однако поддерживать прямого конкурента за русского избирателя в лице РСЛ в "Согласии" сочли политически невыгодным для себя. В результате мы имеем то, что имеем. В партии не справились ни с решением "проблемы лояльности нацменьшинства", которое так и осталось нелояльным, что неудивительно, ни с вхождением в правящую коалицию. 

Русскоязычные СМИ

За ликвидацией русских школ последовал закономерный шаг – зачистка прессы. В рамках политического курса нынешней латышской этнократической элиты логично, что в стране преследуют тех, кто сотрудничает с российскими СМИ, освещающими неудобные темы.

Так, в начале 2020 года было заведено уголовное дело в отношении латвийских журналистов, которые сотрудничали с входящими в МИА "Россия сегодня" изданиями Baltnews и Sputnik. Их обвинили в "нарушении режима санкций ЕС", хотя под персональными санкциями с 2014 года находится гендиректор агентства Дмитрий Киселев, а не само агентство.

Обвиняемым грозит от крупного штрафа (это в условиях, когда русскоязычным журналистам и без того тяжело прокормиться) до четырех лет лишения свободы.

Латвийская госбезопасность, сейчас уже прокуратура, а в дальнейшем – суд, активно реализуют политический заказ, заключающийся в борьбе с "нарративом, продвигаемым Москвой". 

Но дело не только во "влиянии Кремля" – исчезают и местные русскоязычные СМИ. Так, закрылись русские газеты "Бизнес&Балтия" и "Телеграф", закрылась русская версия портала Dienas Bizness, причем латышская версия продолжает работу.

Таким образом, из местных русскоязычных СМИ остались только радио Baltkom и газета "Сегодня".

Проводятся и точечные репрессии против неугодных журналистов – заметим, сплошь русскоязычных – например, Юрия Алексеева, который к Дмитрию Киселеву и "России сегодня" отношения не имеет, но зато широко известен в Латвии как авторитетный публицист и строгий критик власти.

Алексеева приговорили к 14 месяцам лишения свободы по обвинению в разжигании розни в интернете (с его IP-адреса якобы были опубликованы призывы "убивать латышей"). У него в квартире также "нашли" патроны, спрятанные в подвесном потолке, и фото маленьких детей подсудимого, названные "детской порнографией". Последнее стало обоснованием для рассмотрения дела в закрытом режиме.

То, что в 2021 году у русскоязычных журналистов начнутся серьезные проблемы, еще в 2018 году предсказывал оппозиционный публицист Илья Козырев.

"Таким образом уменьшится не только количество русских избирателей, но и русских читателей, зрителей и слушателей. Рекламодатели это обязательно заметят и начнут резать свои бюджеты, предназначенные для русскоязычного сегмента прессы. Пресса в свою очередь начнет резать свои бюджеты, сокращаться, ужиматься и... да, исчезать. Вместе со всеми, кто там сейчас работает", – писал Козырев.

Русские политики

Помимо прессы, начали оказывать давление и на русских политиков. В 2019 году, когда самая яркая фигура в Прибалтике Нил Ушаков в глазах элиты исчерпал свою полезность в плане "умиротворения" русского населения, его выдавили из власти. Выдавливание началось с коррупционного скандала с муниципальным предприятием Rīgas satiksme.

Ушаков был досрочно отстранен с поста мэра, но с легкостью избрался на пост евродепутата. В феврале 2020-го Рижская городская дума была разогнана, и назначены досрочные выборы, на которых "Согласие" провалилось: если в 2017 году объединенный список "Согласия" и "Честь служить Риге" собрал 127 тыс. голосов, то в 2020 году обе партии собрали в сумме 42 тыс. голосов. 

Причина – избиратель "Согласия" попросту не явился на избирательные участки, когда стало ясно, что Ушаков не будет участвовать в новых выборах, а другого кандидата с такой же узнаваемостью у партии попросту нет.

Ушаков рассчитывал переждать в Брюсселе, пока утихнет политическая буря, после чего вернуться в латвийскую политику. Но тут планы фронтмена "Согласия" столкнулись с серьезными препятствиями. Во-первых, просели рейтинги партии, когда большинство избирателей окончательно осознало, что он не будет участвовать в выборах.

Еще один удар его ждал со стороны латвийских спецслужб и судебной системы, которые не стали останавливаться на достигнутом. Теперь экс-мэра Риги обвиняют в хранении запрещенного устройства для видеонаблюдения, которое было замаскировано под книгу.

Европарламент порекомендовал лишить экс-мэра Риги Ушакова депутатского иммунитета. Далее – только голосование, которое должно состояться уже в ноябре.

После того, как Конституционный суд отказал русскоязычным школам в вопросе сохранения системы образования на русском языке, а судья первой инстанции вынес обвинительный приговор Юрию Алексееву, исход дела Ушакова может оказаться самым неожиданным и неприятным.

Таким образом, коррупционное дело, может, и замяли, но теперь на горизонте маячит еще менее приятная перспектива получить клеймо "шпиона".

Именно это произошло с депутатом парламента от "Согласия" Янисом Адамсонсом, которому вменяют более четырех десятков эпизодов "шпионажа в пользу России". Причем во фракции партии не стали голосовать против его выдачи для уголовного преследования. Какими бы ни были мотивы – по факту Адамсонса не поддержали свои же.

Янис Адамсонс
Янис Адамсонс

Самое интересное в этой истории – что будет дальше? Поддержит ли аудитория сотрудников русских СМИ, потерявших работу? Как поведет себя Ушаков и остальные представители "Согласия"? Будут ли и дальше придерживаться линии на демонстрацию лояльности "и нашим, и вашим"? 

Окно возможностей что-то изменить с каждым днем все плотнее закрывается, но пока шанс все еще есть. К слову, того же Алексеева Ушаков публично поддержал, несмотря на разногласия.

Если политические силы, которые "выступают за интересы русских", пожелают им воспользоваться и перейти к более решительным действиям, чем обращения в ОБСЕ, есть шанс сделать то, что не удалось ни правозащитникам, ни даже России, стесненной известными правовыми рамками. 

А если нет – русских политиков и прессу постигнет та же судьба, на которую обрекли в свое время русскоязычное образование. Это будет своего рода "кармическая справедливость" и поучительная история для всех нас.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме