"Минуточку, за чей счет банкет?". Чем удивит бюджет Латвии в новом году

Сейм Латвии
CC BY-SA 2.0 / Saeima / Ernests Dinka

Анастасия Филиппова

Депутат Сейма Любовь Швецова назвала сильные стороны проекта бюджета 2021 года. Главное – повышение зарплат учителям и медикам. Налоговые изменения, предложенные правительством, таковыми не считаются, их надо было проводить не во время экономического кризиса и пандемии.

Вопрос планирования национального бюджета на будущий год для политиков Латвии из года в год остается самым сложным. В этом году делить деньги, рассчитать будущие доходы и расходы особенно тяжело из-за экономического кризиса и пандемии коронавируса, которая никуда не делась и продолжает усложнять жизнь.

Всем угодить сложно. В 2021 году планируют выполнить все обещания, данные медикам и учителям по прибавке к зарплатам, но это только часть проекта бюджета.

Ведь есть еще работники микропредприятий, самозанятые и творческая интеллигенция. Представителям этих категорий ничего хорошего план правительства не сулит. О сильных и слабых сторонах бюджета Baltnews поговорил с членом бюджетно-финансовой комиссии Сейма Любовью Швецовой.

Любовь Швецова
CC BY-SA 2.0 / Saeima / Ieva Ābele
Любовь Швецова

– Г-жа Швецова, в проекте бюджета на 2021 год указано, что расходы превышают доходы на 1,2 млрд евро. Есть ли какие-то расходные статьи, которые можно было бы урезать?

– Я не считаю, что надо обязательно урезать расходные позиции бюджета, они должны быть целенаправленными: обеспечить восстановление экономики и обеспечить поддержку мало защищенных социальных групп населения. Так расход можно будет считать максимально эффективным.

Я критикую не столько сами расходы, сколько нерациональный подход в распределении государственных средств. По моему мнению, расходы на содержание государственного чиновнического аппарата и их зарплаты в рамках этого бюджета несоизмеримо завышены.

Мы переживаем первый период постковидного мира. Экономика только выдохнула после весенней волны экономического кризиса, когда происходили массовые увольнения: airBaltic увольнял людей, железная дорога увольняла людей, туристические компании отпускали людей на пособия по простою.

Сейчас экономика более-менее начала возвращаться в прежнее русло. Безработица с 9% упала до 7%. Это важный показатель, который показывает общие настроения в бизнесе, предпринимательской среде и у населения. Уровень безработицы влияет и на следующие шаги в отношении потребления и потребительских способностей людей.

Мы наблюдаем приход сильной второй волны пандемии во время принятия бюджета. Уже сейчас ухудшается настроение бизнес-среды и предпринимателей, возникает вопрос об объемах дальнейших ограничений, непонятно дальнейшее развитие ситуации.

Туристический сектор навряд ли сможет достаточно спокойно перенести без банкротств вторую волну пандемии, потому что они еще не оправились от первой. Происходят сложные геополитические процессы, а латвийская экономика открытая и нерегулируемая – на нее влияет рынок, то есть все происходящие процессы.

Возникает очень много вопросов, на которые нет ответов. Правильно ли при том уровне безработицы, который мы сейчас имеем, вводить дополнительные налоговые платежи для категорий населения с невысоким уровнем дохода: владельцы и работники микропредприятий, самозанятые, получатели авторских прав?

Дополнительное налоговое время касается 212 тысяч человек. Оно вступит в силу со следующего года, в условиях экономического кризиса. Это какой-то дисбаланс. Экономика еще не окрепла, кризис потенциально может углубиться.

У нас высокий процент безработицы по сравнению с прошлым годом, и, согласно прогнозам, ситуация улучшится только в следующем году или через год плюс-минус. Мы не видим стабильности на экономических рынках, видим упадок настроения, фон в целом негативный. И в этой ситуации государственное управление и чиновники не уменьшают свои расходы на зарплату, а наоборот, наращивают.

– Сколько планируют потратить на зарплаты чиновникам?

– Я провела подсчеты только по двум министерствам и обнаружила, что Министерство благосостояния повышает зарплату своим работникам минимум на один миллион евро, а Министерство экономики повышает зарплаты чиновникам, которые работают под их надзором, минимум на три миллиона евро.

В это же самое время микропредприятиям, самозанятым и получателям авторских гонораров говорят: "Вы подтяните ремни, вы как бы соберитесь, потому что у нас кризис!".

Одновременно с этим увеличивают зарплаты чиновникам, причем в таких министерствах, в которых явно выявлены существенные проблемы в их деятельности.

Мы знаем, что пособия по малообеспеченности будут повышаться только потому, что есть решения Конституционного суда, а не потому, что министр благосостояния такая действительно добрая, компетентная и болеет душой и сердцем за них. Что она, кстати, и должна делать, но такое решение принимает суд Сатверсме. Ни она, ни правительство не хотели этого.

– Медикам и учителям зарплаты тоже не повысили, хотя обещали.

– Медики и учителя получат в этом году, что обещано правительством. Я не критикую эту сторону бюджета, это правильно. Это свидетельство того, что все-таки министерства образования и здравоохранения приняли правильное решение о распределении средств, обеспечив людей, которые работают в этих отраслях, достойной человеческой зарплатой.

Я думаю, что те протесты, которые были в том году после принятия бюджета, послужили хорошим уроком. Их требования законные и обоснованные, и в этом отношении бюджет корректный.

Акция протеста медиков у здания Сейма, 28 ноября 2019
© Sputnik / Sergey Melkonov
Акция протеста медиков у здания Сейма, 28 ноября 2019

Это обязанность социально ответственного государства. Педагоги и медики – это те, кто заботится об образовании наших детей и нашем здоровье. Это главные ценности, которые есть в человеческой жизни.

– Вы указали сильные стороны проекта бюджета. А какие у него недостатки? 

– Согласно подсчетам Министерства финансов, планируется получить дополнительный доход в бюджет от введения платежа минимального социального страхования, который будет рассчитан от ставки минимального дохода в 500 евро. Это определено правительством и начнет действовать с начала следующего года. То есть размер социального платежа должен составлять 170 евро и исходя из этих расчетов планируется, что каждый год в бюджет будет обеспечено 355 миллионов евро.

Но есть одна серьезная проблема. Я в принципе не против введения обязательного социального платежа, но он должен быть соизмерим и должен бы был быть либо введен раньше, либо тогда, когда выйдем из кризиса. Почему?

Например, в Эстонии он уже введен и действует. При несоблюдении применяются санкции.

По какой-то причине наш министр финансов забывает о том, что в Эстонии он был введен два года назад во время экономического роста одновременно с введением упрощенного режима хозяйственного счета, который предусмотрен снизить налоговую нагрузку на тех, кто только начинает вести предпринимательскую деятельность, или для тех, у кого предпринимательская деятельность, как хобби.

Это логично. При внедрении какого-то нового механизма, у тебя есть деятельность, которая обеспечивает варианты развития твоего бизнеса, что и сделали в Эстонии, введя специальный хозяйственный счет.

В Латвии получается что? У нас кризис, нестабильность, и правительство решает отказаться от этого режима, в то время как счет хозяйственной деятельности еще только предстоит одобрить.

Несмотря на то, что латвийское правительство предусматривало его создание с начала 2018 года, когда начались налоговые изменения, никто до сих пор не знает, как это будет работать. Не разработана нормативная база для создания такого счета.

И вот когда начались дискуссии, люди стали выражать свое неудовлетворение по введению обязательного социального взноса, правительство сказало – да, мы сейчас подумаем и введем счет хозяйственной деятельности по закону, но пока что ничего нет. Кабинет министров сразу после принятия бюджета быстро кинул в топку этот закон, и насколько он будет качественным, вопрос очень интересный.

В Литве, например, пять налоговых режимов, в которых индивид может работать, когда он принимает решение о ведении хозяйственной деятельности. Причем в Литве самозанятые не платят обязательные платежи страхования.

– Минимальный платеж – 170 евро. Что делать людям, если они зарабатывают меньше?

– Если человек реально зарабатывает 100 евро, а заплатить обязательный социальный налог надо будет 170 евро, он просто-напросто однозначно не будет показывать свою хозяйственную деятельность.

Если человек получает те же самые 170 евро, тогда он может спокойно становится на учет как малообеспеченный, и в этой ситуации государство должно, наверное, его содержать, помогать и поддерживать.

В программных документах Министерства финансов указано, что после изменений, связанных с микрорежимом, примерно 64 тысячи человек, то есть патентники и самозанятые, будут находиться в подвешенном состоянии. Вопрос в том, сколько из этих людей останется на пособии и без работы, перейдут в тень или уедут?

– Правительство за счет налоговых изменений хочет обеспечить приток средств в казну?

– Я не думаю, что приток средств – истинная цель данных изменений. Думаю, истинная цель – упорядочить систему, выровняв ставки по социальным платежам. Здесь просто выиграют большие предприятия, которые нанимают работников или сетевые корпорации, которые просто открывают свои производства, потому что расходы на содержание рабочей силы у них гораздо выше, чем у микропредприятий, работающих в иных налоговых режимах.

Это выравнивает конкурентное поле, всех ставит в равные условия. Но мне кажется, что время для "выравнивания" выбрали не самое лучшее.

В любом государстве, в Германии в том числе, есть определенные ежемесячные суммы. Если человек в Германии получает доход до трех тысяч евро, он не является социально защищенным, но его и не заставляют платить какие-то налоговые платежи.

Государство понимает, что есть определенная категория людей, которая занимается определенной деятельностью. Они не являются безработными, а просто приносят какую-то пользу, содержат себя и свою семью.

Это не является чем-то осуждаемым, наказуемым и изживаемым. Это такая же часть экономики, такая же часть общества, как и остальные. Если мы хотим уменьшить этот сектор, то это нужно делать тогда, когда идет рост экономики, а не спад.

А если мы начинаем, то постепенно и предлагая альтернативные варианты, которые абсорбируют напряжения социальные и экономическое, и только после этого вводим эти меры.

– Есть ли еще какие-то сильные стороны проекта бюджета?

– Инвестиции. Предусматривается еще одна позиция – компенсационные выплаты жильцам денационализированных домов. Конечно, будет интересно посмотреть, кто именно сможет на это претендовать и получить эти деньги.

В числе сильных сторон бюджета – поднятие ставки обязательного минимального дохода с 62 евро. Хорошо то, что будут исполнены решения Конституционного суда по самым необеспеченным и малоимущим людям, которые получат и статус малообеспеченного, и малую компенсация за жилье.

Я оцениваю положительно эти предложения Министерства благосостояния, которые обеспечат стабильность и улучшат экономическое положение людей.

– Есть ли реальная возможность изменить что-то в проекте по части налогов?

– Я думаю, единственное, что смягчат, – это вопрос с авторскими гонорарами, потому что президент не согласился. Дискуссия еще предстоит по этому поводу. Вопрос в том, насколько будут активны представители этой отрасли.

Важно понимать, что протест медиков и педагогов в прошлом году реально обеспечил им прирост доходов. Правительство подняло зарплаты не потому, что они такие добрые, а потому, что в том году слишком сильно возмущались.

Аналогичная ситуация и с пособиями для малообеспеченных, и с минимальным уровнем доходов, и компенсацией по жилищным минимальным расходам – это все решения Конституционного суда. Если правительство не хочет, чтобы опять были протестные акции и недовольство людей, оно это выполняет.

Это работает и в обратную сторону. Если люди, которые работают в этой отрасли, не будут возмущаться, не будут протестовать, то не будет тогда и принятых со стороны правительства и политиков правящих партий мер по смягчению "драконовского" налогообложения.

– А что делать самоуправлениям с перераспределением налога в пользу государства?

– Я считаю, что самоуправления, безусловно, тоже должны бороться за свои интересы и дополнительное финансирование. Но смотря по тому, что есть в проекте, предусмотрены перечисления в бюджеты самоуправлений.

Однако ожидается дискуссия по другому вопросу. В документах указано, что в следующем году должна быть оптимизирована работа 121 школы. Не исключено, что их либо закроют, либо сократят.

Кроме того, самоуправления обяжут принимать участие в софинансировании частных учебных заведений, что мне кажется абсурдным и несправедливым.

Если мы закрываем или планируем закрыть 121 школу из-за административно-территориальной реформы и уменьшения населения, то почему самоуправления обязаны частично содержать частные школы?

– А есть ли надежда на еврофонды, говорили, что самоуправления что-то получат?

– В бюджетном пакете было указано только, что для Министерства сообщения предусмотрены расходы на содержание государственных дорог из фонда оздоровления Евросоюза, на это будет выделено сто миллионов евро. Хотя ранее у него забрали 50 миллионов.

Это пока то, что я видела в пакете документов. Решение правительства, по которому они концептуально договорились.

Ссылки по теме