Поденка политической жизни. Зачем в Латвии создаются партии, обреченные на развал

Заседание партии KPV LV

Александр Гильман

Интересный парадокс латвийского политического поля: избиратели, которые ненавидят власть и мечтают ее сменить, приводят в парламент политиков, стремящихся стать частью этой власти.

Александр Гильман продолжает знакомить читателей с нравами латвийской политической жизни. 

Предыдущие статьи:

Прошло всего несколько недель с тех пор, как из правящей коалиции выгнали партию KPV LV, а о ней уже все прочно позабыли. Между тем подобные партии-однодневки неизбежны в латвийской политике, и они будут возникать вновь и вновь.

Проще всего посмеяться над неудачниками, которые сами все сделали для фиаско своей партии. Постоянные внутренние конфликты, в результате которых из нее выгоняли всех, кто хоть как-то был известен избирателям. Самоубийственное решение отозвать "изменника" – министра экономики Яниса Витенбергса, которое привело только к тому, что он сохранил пост, а выгнали двух других министров, еще не успевших озаботиться присоединением к более перспективной партии.

Но совершенно неправильно думать, что если бы не было этих проблем, а партия блюла бы единство рядов и более успешно интриговала, то она бы сохранилась.

Причина неизбежного фиаско была заложена в идеологии. Это может показаться смешным – ну какая идеология у случайно собранных людей? Вот в том-то и дело: у политиков KPV LV идеологии нет в принципе. Но она, пусть очень примитивная, есть у их избирателей. И они немедленно отвернулись от партии, поняв, что та обманула ожидания.

Эта история началась еще до рождения нынешней KPV LV, перед выборами 2014 года. Популярный артист и радиоведущий Артус Кайминьш внезапно вмешался в политику, записавшись в тишайшее "Объединение регионов". Ему было все равно, а этой партии явно не хватало ярких личностей для преодоления пятипроцентного барьера.

Кайминьш в своей популярной передаче "Собачья будка" громко лаял о царящих в Латвии беспорядках, и это нашло отклик в сердцах избирателей.

Депутат Сейма Артуc Кайминьш
Депутат Сейма Артуc Кайминьш

Партия получила семь мест в парламенте, причем без него она бы точно туда не попала: если отнять от полученных ею голосов плюсики Кайминьша, то было бы меньше пяти процентов. При этом плюсики ему могли поставить только голосующие по Риге, но, несомненно, он привлек много избирателей и из других регионов.

В Сейме Кайминьш сразу рассорился со своими товарищами. Как водится в латвийской политике, мечтой сопартийцев было проникновение в коалицию и получение разных "плюшек" от этого. Скандальный Кайминьш им мешал. А его темперамент не позволял смириться с тихим парламентским маневрированием.

Уже через год он из фракции ушел, став независимым депутатом. Объединение регионов так и не попало ни в коалицию, ни в следующий Сейм: компания тихих беспринципных карьеристов избирателей никак не привлекает.

А Кайминьш на выборах Сейма в 2018 году развил предыдущий успех испытанным методом – истеричной хамской критикой всего и вся. Его новая партия – та самая KPV LV – разделила второе-третье места по числу членства в парламенте – целых 16 мест. Сам Кайминьш стал вторым по числу полученных плюсиков среди всех депутатов.

Но количество не перешло в качество. Снова то же противоречие: депутаты хотят во власть, а Кайминьш хочет всех ругать. Поскольку партия вошла в коалицию, то должность досталась и самому Артусу: он возглавляет сеймовскую комиссию по правам человека и общественным делам.

Это место ему удалось сохранить даже тогда, когда партнеры исключили его из фракции. Они так и не поняли, что рубят сук, на котором сидят. Ноунеймы, попавшие в Сейм на волне популярности своего харизматичного неуравновешенного лидера, в жесткой политической борьбе обречены на изгнание и забвение.

Сейчас Кайминьша, похоже, "обломали": он тих и малозаметен. Против него возбуждено уголовное дело, и, видимо, ему надоела политика. На третье создание и раскручивание партии он уже не готов. Громко ругаться действительно проще в радиопередаче, а не в парламенте.

Алдис Гобземс

Но Кайминьш увядает, а дело его живет. В KPV LV, помимо него, был только один политик, чье имя знал средний избиратель до создания партии – это адвокат Алдис Гобземс. Разумеется, тоже скандальный: обещал многим жертвам Золитудской трагедии огромные компенсации, но так их и не добился.

Алдис Гобземс
© Sputnik / Sergey Melkonov
Алдис Гобземс

Гобземс был кандидатом от KPV LV в премьер-министры, а когда ему не удалось создать правительство, немедленно с партией порвал и принялся строить свою. Стратегия та же: оголтелая критика всего происходящего. Кайминьш специализировался на коррупции, Гобземс – на борьбе в коронавирусом. Но очевидно, что все это рассчитано на одного и того же избирателя.

Нетрудно спрогнозировать, что партия Гобземса способна добиться какого-то успеха на выборах и в парламент попадет. А дальше все пойдет прежним путем: будут избраны скучные, никому не ведомые карьеристы, которые поспешат избавиться от своего буйного вождя и как-нибудь пробраться во власть. И все опять пойдет сначала.

Удивительно, что больше двух десятилетий популистскую политическую жилу, столь урожайную, никто не разрабатывал. Предыдущий похожий случай был на выборах в 90-х годах. Сначала некий немец Йоахим Зигерист, даже не владеющий латышским, но по предкам получивший гражданство, щедро подкупая избирателей бананами, попал в Сейм, а потом разругался с партией, от которой был избран, и создал свою.

Йоахим Зигерист
Йоахим Зигерист

Эта новая политическая сила на выборах 1995 года получила 16 голосов – точно так же, как сейчас KPV LV. И она тоже совершенно не понимала, что делать. Депутаты входили и выходили из фракции, пока не исчезли из политики в следующем созыве.

Интересно, что в одном вопросе тактика политиков, нечаянно попавших в Сейм, изменилась. В зигеристовские времена был смысл бросить заведомо бессмысленную партию и продать свой голос более перспективной – авось возьмут в команду и получится продолжить карьеру.

Сегодня же есть противоположный стимул – оставаться с партией до ее печального конца. Потому что теперь партии финансирует государство по результатам предыдущих выборов. Они у KPV LV были прекрасными, и ежемесячно на ее счет перечисляется крупная сумма, которую приятно "попилить". Разумеется, сбежавшие не получают ничего.

После выборов Рижской думы в СМИ много говорили, что KPV LV потратила на кампанию очень много денег без какого бы то ни было результата. Подозрения, что часть этих денег рекламщики исподтишка вернули политикам наличными, доказать не удалось.

Теперь прошли новые выборы в самоуправления. Полумертвая KPV LV участвовала в 19 из 40 муниципалитетов. Разумеется, нигде не набрала более 3% голосов – интересно, кто эти наивные избиратели? Но здесь ведь важна не победа, а участие – и право потратить на него не без выгоды для себя государственные деньги.

Можно подвести итоги. Мы имеем дело с системной проблемой латвийской политической жизни. Среди избирателей есть огромный спрос на популистскую огульную критику властей. Но при этом полностью отсутствуют политики, умеющие и готовые работать в оппозиции и предлагать свои решения.

Поэтому на выборах популисты приводят за собой никчемных людей, которые практически в лотерею выиграли место в парламенте и стремятся как можно скорее монетизировать этот успех, понимая, что повторение его маловероятно.

Это – еще одно свидетельство слабости латвийского политического класса. Ну, не рождаются в стране оппозиционеры, особенно в латышской среде. Поэтому череда партий, рассчитанных на одну каденцию, неизбежна.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме