Шпроты на вечную консервацию: Латвия закрывает заводы ради экологии

Сотрудник рыбоконсервного завода
© Sputnik / Игорь Зарембо

Илья Круглей

Знаменитые латвийские шпроты отчасти уничтожили квоты ЕС и антироссийские санкции, но сыграла свою роль и топорная поддержка правительством Латвии "зеленой энергии". ВИЭ может стать экономическим прорывом и гарантией энергобезопасности государства, но какой ценой?

В Латвии прекратил работу один из старейших рыбоконсервных заводов страны. Kolumbija Ltd уже давно находился на грани, однако теперь, когда со стороны правительства так и не последовало реальной поддержки, рыбный бизнес разрушен.

Официальная причина закрытия – пандемия коронавируса, но на самом деле проблемы начались задолго до появления COVID-19.

Причины проблем как этого завода, так и всей отрасли по производству рыбных консервов кроются в желании латвийских властей угодить Евросоюзу, начиная от соблюдения экологических норм и использования "зеленой энергетики", заканчивая квотами на продажу рыбных консервов в Европе и отказом от российского рынка.

Одним – кнут, другим – пряник

Последний крупный в городе Лиепае рыбоперерабатывающий завод, переживший две мировые войны и исчезновение СССР, закрылся не в один момент. Проблемы преследовали его достаточно давно. Чтобы картина была максимально понятной, в последние дни работы предприятия в нем числилось всего 85 сотрудников.

Памятник консервам возле административного здания завода Kolumbija Ltd
© Sputnik / Sergey Melkonov
Памятник консервам возле административного здания завода Kolumbija Ltd

Нетрудно догадаться, что завод, которому 128 лет и чья продукция когда-то расходилась по всей Восточной Европе и странам бывшего СССР, имел в своем штате большее количество людей. Это значит, что предприятие обескровили до такой степени, что "сжиматься" еще больше ему уже физически невозможно.

Ощутимую роль во всем этом сыграла "зеленая энергетика", точнее, ее практически агрессивная поддержка правительством Латвии. В стране с 2008 года в конечный тариф для потребителя включен так называемый компонент обязательной закупки электроэнергии (КОЗ). Сборы от такого, по сути, налога государство направляет на поддержку альтернативной энергетики: малых ГЭС, ветряных парков, переработки биомассы, биогазовых станций.

Выходит, закон в Латвии обязывает бизнес оплачивать распространение ВИЭ (возобновляемые источники энергии) и обеспечивать "зеленые" объекты гарантированным спросом на электричество.

В беседе с Baltnews латвийский экономист Евгения Зайцева объяснила, что КОЗ повышает стоимость электричества почти на одну треть, причем не только для юридических, но и для физических лиц. Однако не только это стало причиной закрытия рыбоперерабатывающих заводов в стране, включая объект в Лиепае. Есть два важных момента, которые стали "могильщиками" отрасли, – это санкции против РФ и квоты ЕС для балтийских производителей.

"Когда Латвия вступила в Евросоюз, ее чиновники согласились на ликвидацию рыболовецкого флота страны – сначала крупного океанского, а затем очередь дошла и до мелких прибрежных судов. Дотации, которые ЕС предложил в обмен на соблюдение квот, не спасли ситуацию. Сократился объем сырья", – рассказала Евгения Зайцева.

"Бизнесу в этой отрасли невыгодно продавать рыбу в Латвию, поэтому немалая доля в итоге уходит в Польшу или вообще распродается в море. В итоге после 2004 года в стране рыбу почти некому ловить и продавать", – отметила эксперт.

"Напомню, в Западной Европе потребление шпрот минимальное. Нужно тратить большие средства на маркетинговую раскрутку продукта. В ЕС больше привыкли к сардинам и тунцу. А основная продукция бывших рыболовецких колхозов в Латвии (представителей отрасли, которые как-то выжили после введения квот ЕС) – это шпроты. Вот только их производство на основе копчения не нравится евробюрократам", - продолжила Евгения Зайцева.

"Более того, это требует большой вовлеченности человеческого труда, поскольку салака очищается и укладывается в банки только ручным способом. Оптимизировать производство тут никак не выйдет, а когда вы не можете удешевить процесс в таких тяжелых из-за квот условиях, вы в итоге обанкротитесь", – рассказывает латвийский экономист.

Евгения Зайцева также отметила и потерю рынка сбыта для рыбных консервов. В 2014 году для Латвии закрылся российский рынок. В таких условиях, сколько ни оптимизируй предприятие, дороговизна энергии, потеря массового потребителя и ограничения из-за европейских правил сделают свое дело.

 

Впрочем, как отметила латвийский экономист, похожие проблемы уничтожили предприятия в Латвии и в других отраслях:

"Пример завода "Лиепайский металлург" показал, как дорогая электроэнергия может обескровить промышленного гиганта. Это предприятие использовало уникальное производство проволоки с помощью электроварки металла. Процесс очень энергоемкий, но он давал уникальную продукцию – тончайшую проволоку, на которую во всем мире всегда огромный спрос".

"Но после "оптимизации", когда было решено ввести КОЗ, создание такой продукции обескровило завод. Он перешел на простую арматуру, которой на мировых рынках и так переизбыток. В итоге все кончилось закрытием", – рассказала латвийский экономист.

Следуя за трендом ВИЭ

Развивать альтернативные источники электрогенерации – цель, безусловно, благородная с точки зрения сохранения окружающей среды и здоровья человека, которому не придется дышать грязным воздухом из-за заводов и пить воду, в которой по причине недобросовестности некоторых предприятий содержится половина таблицы Менделеева.

Однако подход к такой стратегии должен быть продуманным, например, как в Германии. В первом квартале 2020 года, как утверждает Deutsche Welle, доля ВИЭ в энергетике страны превысила 50%.

Латвия, похоже, стремится за этим трендом. Как отметил руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев, генерация за счет возобновляемых источников энергии – это то, к чему постепенно идет и Европа, и весь мир:

"Впервые в истории на территории Европы доля ВИЭ (в первом полугодии 2020-го) составила 40%, ископаемого топлива – 34%, атомных электростанций – 26%. Генерация с использованием ВИЭ выросла в первом полугодии на 11% по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. в основном благодаря установке новых солнечных станций и ветропарков, а также из-за благоприятных погодных условий".

"Латвия сейчас – одна из немногих стран ЕС, где очень высокая доля производства энергии за счет возобновляемых источников – 53%. Лучше ситуация только в Австрии, Швеции и Дании. Эстония производит 20% энергии из возобновляемых источников, Литва – 18%", – рассказывает эксперт.

Артем Деев также подчеркивает, что в соответствии с Национальным планом по энергетике и климату на 2021–2030 годы на создание климатически нейтральной экономики в течение следующих десяти лет Латвии потребуется 10 млрд евро.

Очевидно, что эти средства будут активно предоставляться в виде траншей от ЕС. Со временем, как уверен эксперт, "зеленая" энергетика станет дешевле, будут найдены решения разных проблем: накопление и распределение энергии при пониженном спросе, ценообразование.

ВИЭ действительно будут развиваться и вполне вероятно, что электричество от таких источников в определенный момент станет приемлемым для большинства потребителей, в том числе и в Латвии. При умелом подходе можно даже сохранить заводы. Как показывает практика той же Германии, страна активно использует "зеленую" энергию, но при этом обладает колоссальными объемами производства, продукция которого расходится по всему миру.

Экологичность по-балтийски

Однако случай с Латвией, если мы говорим о массовом внедрении ВИЭ, оказался на практике не слишком удачным. Да, страна – лидер в регионе по использованию "зеленой" энергетики, и есть вероятность того, что Евросоюз поможет ей дотациями, чтобы балтийское государство не отказалась от намеченного пути. Возможно, ВИЭ действительно станут приемлемыми в вопросе экономической целесообразности для крупных предприятий.

Но как много к тому времени функционирующих заводов останется в стране? Квоты в различных отраслях для Латвии в ЕС отменять никто не собирается. Останавливать санкции против России, открывая для балтийской страны желанный для ее производителей рынок, тоже никто не спешит. За счет чего выживать крупным предприятиям сегодня?

Крах рыбоконсервных заводов – это не событие, а процесс. Пока правительство Латвии беспокоится о сохранении и развитии технологий ВИЭ, крупные предприятия в стране погибают одно за другим.

Список весьма пугающий: Резекненский молочно-консервный комбинат, завод "Радиотехника", "Рижский вагоностроительный", автобусная фабрика "РАФ", "Дзинтарс", "Лиепаяс Металургс". Когда "зеленая" энергетика станет дешевой, ей уже некому будет пользоваться.

Проблема в том, что Латвия обходится полумерами и сбрасывает проблемы по финансовым расходам на бизнес, которому и так тяжело. "Зеленые" проекты в Германии не бьют смертельным ударом по промышленности, поскольку правительство находит деньги для поддержания ВИЭ не только за счет опустошения кармана крупнейших заводов.

Можно взять и другой шаблон – китайский. По данным Министерства промышленности и информатизации КНР, правительство в 2017 году потратило $1 млрд на стимулирование покупок электрокаров. Субсидии со временем снизились, но эффект развития отрасли по инерции привел ее к тому, что китайские Beijing Electric Vehicle (BJEV) и Build Your Dream (BYD) вошли в тройку мировых лидеров по производству электромобилей.

В итоге воздух в Китае стал немного чище, но при этом в стране есть рабочие места, функционируют предприятия по производству транспорта и деталей, совершенствуется машиностроение, стимулируется, причем для каждого последующего поколения, подготовка профессиональных кадров.

К сожалению, на такие меры в латвийском правительстве пока что не идут, ограничиваясь обязательными платежами КОЗ для всех подряд. Результат – развитие ВИЭ превратилось в самоцель, издержки которой – это закрытие заводов, даже таких, которые работали в Латвии более сотни лет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме