Лавировали, да не вылавировали: как коронавирус в 2021 году отправил Латвию в нокаут

Фигурки людей в защитных костюмах и кубики с цифрами 2021

Влада Вуттман

Тема: Коронавирус наступает

Латвийские эксперты и врачи оценили регулирование кризиса COVID-19 властями прибалтийской республики и результативность принимаемых ими мер в 2021 году.

Как заявил президент Латвии Эгилс Левитс, "все желали хорошего, но не могли договориться, какой из путей правильный". Напридумывали министры многое. В частности – обязательную вакцинацию для всех сотрудников как государственного, так и частного секторов – то есть практически для всех работающих граждан.

Такая мера – "вынужденный шаг", ведь в октябре этого года новый всплеск заболеваемости, о котором предупреждали заранее, отправил систему здравоохранения Латвии в нокаут. Но кому интересны предупреждения?

Октябрьские показатели заболеваемости COVID-19 – 7679,97 новых случаев на миллион населения в неделю – привели Латвию к мировому лидерству по заболеваемости.

В то же время смертность от коронавируса в Латвии почти вдвое превышала средний уровень по Евросоюзу и Европейской экономической зоне (ЕЭЗ) – 104,8 смерти на миллион населения (средний уровень в ЕС и ЕЭЗ – 58,8 на миллион населения). 

Правительство Латвии в 2021 году боролось с пандемией по мере своих возможностей: ввело чрезвычайное положение, позже объявило локдаун, затем отменило локдаун, но ЧС оставило.

Кроме того, все сферы предоставления услуг были поделены в Латвии на три зоны – красную (для всех, включая невакцинированных), желтую (по ковид-сертификату и тесту ПЦР), и зеленую – только для обладателей сертификатов о вакцинации или перенесенном COVID-19.

Как можно наблюдать из статистики смертности, регулирование латвийского руководства особых плодов не принесло. Напротив, политика обязательной вакцинации с лишением человека права работать в купе с падением благосостояния ведут республику к социальному взрыву.

О том, как правительство Латвии боролось с распространением COVID-19 и какие допустило ошибки, рассказали в беседе с Baltnews латвийские врачи и эксперты.

Ошибки правительства

О том, какие факторы повлияли на сложившуюся в Латвии ситуацию, Baltnews поговорил с руководителем Института будущего Латвии, политологом Нормундом Гростиньшем.

Политолог Нормунд Гростиньш
© Sputnik / Sergey Melkonov
Политолог Нормунд Гростиньш

– Г-н Гростиньш, на ваш взгляд, почему правительство республики занялось регулированием кризиса COVID-19 с опозданием?

– Две основных причины. Во-первых, это низкий уровень квалификации руководства страной. Второй момент – у нас до октября был возможен референдум о роспуске парламента, поэтому правящие лица боялись до окончания срока возможного роспуска Сейма предпринимать какие-то меры, которые вызвали бы реакцию населения.

Соответственно, им удалось усыпить бдительность населения и парламент не был распущен. Теперь Сейм будет управлять страной до выборов в октябре 2022 года, поскольку меньше, чем за год парламент распускать нельзя.

– Почему у правительства Латвии не было четкой и внятной стратегии управления кризисом, из-за чего действия политиков были хаотичны и несогласованны?

– Подъемы и спады уровня распространения инфекции происходили несколько раз. Каждый раз оказывалось, что у правительства нет плана.

Из ситуации с предыдущей волной COVID-19 никакие выводы правительство не сделало. Каждый раз планирование осуществлялось уникально.

Очень характерно и то, что каждый раз латвийское руководство старалось максимально оправдать применение вакцин, а не улучшить лечение до попадания человека в больницу. До попадания в больницу заболевший коронавирусом лечился только по телефону, ему предоставлялась информация в общих чертах. Если человек с СOVID-19 попадал в больницу, им уже как-то занимались. 

– Почему в отставку не ушел министр здравоохранения Даниэль Павлютс, хотя ее добивалось сообщество врачей Латвии?

– Министерские должности делятся по партийной принадлежности. У партий есть владельцы-олигархи. В данном случае министр представлял одного определенного олигарха в рамках существующей системы раздела, а покушаться на существующий раздел бюджета уже никто не стал.

Путем голосования в парламенте, где большинство уже все поделили, никто никуда уходить не будет. Предыдущего министра здравоохранения Илзу Винькеле заменили на Павлютса, который по образованию пианист – он окончил консерваторию, получил бакалавра игры на рояле. Сейчас он руководит здравоохранением.

Такой подбор кадров объясняется опять же тем, что он очень верный человек соответствующего олигарха. Раньше пианист был министром экономики Латвии.

– Какие, на ваш взгляд, правительство допустило упущения в управлении кризисом COVID-19?

– Во-первых (и я сам убедился в этом, поскольку переболел коронавирусом), никакого лечения не предлагается. Было сделано максимум для того, чтобы люди попадали в больницы. Создавался страшный фон – смертность в несколько раз превышает показатели даже соседних стран – Литве и Эстонии.

Все это проводилось, на мой взгляд, с целью массовой вакцинации западными вакцинами, в закупках которых очевиден коммерческий интерес тех же самых правящих лиц и олигархов.

Кризис специально усиливался для того, чтобы напугать население, чтобы люди побежали прививаться. Когда это не получилось, тогда с 15 декабря запретили вообще работать без прививки. Исключение – сотрудники частного сектора, которые работают в удаленном формате. В госсекторе даже из дома работать нельзя.

Кроме этого, было заявлено, что непривитые, скорее всего, не смогут оформить статус безработных и получать пособия.

Помимо этого, был принят закон, что людей, которые не заплатили за аренду квартиры, можно выселить без суда в течение двух месяцев. Правительство Латвии идет к жесткому социальному взрыву и скорее всего к весне, или же на выборах, их политика приведет к определенным последствиям.

Обязательная вакцинация снизит высокую смертность?

Президент Латвийской академии наук, разработчик мельдония, профессор Иварс Калвиньш поделился своим мнением о том, почему Латвия вышла на первое место по смертности от COVID-19.

Иварс Калвиньш.
BaltNews.lv
Иварс Калвиньш

– Г-н Калвиньш, в чем вы видите главную причину высокой смертности от COVID-19 в Латвии?

– Причина очень простая – те институты, которые обязаны организовать вакцинацию населения и ревакцинацию, руководствуются в основном теми рекомендациями, которые даются в Евросоюзе. Там, в свою очередь слишком оптимистичны относительно того, как долго защищают человека вакцины, которые сегодня зарегистрированы и применяются в Латвии.

Несмотря на то, что Израиль на своем опыте очень убедительно показал, что вакцина Pfizer защищает около пяти месяцев от повторного или первичного заболевания коронавирусом, в Латвии руководствовались тем, что вакцина защищает человека шесть месяцев или более, и никаким образом не реагировали на происходящее.

Как показал результат, вакцинация действительно эффективна, но у нее более короткая продолжительность действия, потому что клинические исследования рассматривали результаты трех месяцев после завершения полного курса вакцинации.

Кроме того, цифры по действию вакцин от COVID-19 были получены [в исследованиях] на уханьском варианте вируса. Не была установлена, да и нельзя было установить в такие короткие сроки, какова будет продолжительность защитного действия каждой конкретной вакцины. Помимо этого, не было определено, будут ли вакцины эффективны против других вариантов коронавируса.

Эти просчеты привели к тому, что люди, завершившие полный курс вакцинации, считали себя защищенными. Кроме того, сертификат о вакцинации в Латвии не имеет срока годности. В связи с этим вакцинированные вели более свободный образ жизни и не соблюдали предосторожности, чтобы не заразится.

Кроме того, вакцинация была начата в группе людей старше 65 лет, потом только стали прививать более молодое поколение. Сейчас наиболее уязвимыми является именно эта категория людей.

– Как вы можете оценить эффективность обязательной вакцинации для всех сотрудников государственного и частного секторов – то есть практически для всех?

– Эффективность вакцинации может быть, если мы говорим про коллективный иммунитет, только в том случае, если подавляющее большинство населения вакцинировать в течение трех месяцев. Тогда, естественно, большинство населения будет защищено от поражения вирусом, это было бы эффективно.

Отстранение от работы непривитых будет давать некоторый эффект по части населения трудоспособного возраста. Однако в этой группе уровень вакцинации уже таков, что не должно было быть большой опасности в распространении инфекции.

Коронавирус распространяется также в тех группах населения, которые не относятся к занятым в трудовой сфере, то есть среди детей. Низкий охват вакцинацией наблюдается также и среди пенсионеров. Я сомневаюсь, что будет разительный эффект от того, что люди не будут допущены к работе. 

Единственным эффектом будет то, что без работы жить долго невозможно, поэтому эти люди будут вакцинироваться. После этого доля защищенных от вируса будет возрастать.

– Какие основные просчеты в борьбе с распространением COVID-19 допустило латвийское руководство?

– Я думаю, что это как раз то, что к одним ученым прислушиваются, а к рекомендациям коллег в Евросоюзе очень прислушиваются, не принимая во внимание то, что в странах, откуда поступают рекомендации, в основном уровень охвата вакцинацией намного выше, чем в Латвии. Нам следовало бы придерживается немного иной тактики.

Основное, что мы не сделали, – мы не достигли высокой скорости вакцинации, то есть за короткое время не было привито столько жителей Латвии, чтобы это оказывало существенное влияние на коллективный иммунитет.

– Есть мнение, что информационная кампания правительства по вакцинации как на латышском, так и на русском языках мягко говоря, не удалась. В чем причина?

– Я не могу отрицать, что я такого же мнения. Коммуникация с обществом и доведения до сведения населения основополагающих истин в отношении вакцины была недостаточно эффективна и продумана.

Делались обещания, что вакцинированные не могут заболеть, а если заболеют, то будут защищены от тяжелого течения заболевания и смерти, но никто не пояснил, что [действие вакцин] ограничено по времени.

Не было проведено корреляции между присутствием нейтрализующих антител в крови людей индивидуально, то есть ревакцинация проходила с применением временного фактора – через шесть месяцев и не ранее все поголовно могут начинать ревакцинацию – начиная с тех, кто имеет слабый иммунитет.

Это приблизительно то же самое, что руководствоваться средней температурой пациентов в больнице для определения мер лечения для каждого конкретно.

Если нет сведений уровня нейтрализующих антител у конкретного человека после вакцинации и после болезни коронавирусом, тогда мы просто-напросто оперируем обещанием, которое не имеет под собой научного фундамента.

В катастрофе виноваты непривитые?

Руководитель кафедры общественного здоровья и эпидемиологии Рижского университета им. Страдыня, профессор Гиртс Бригис рассказал Baltnews, как можно было бы предотвратить сложившуюся в стране ситуацию.

Профессор Рижского университета им. Страдыня Гиртс Бригис
Профессор Рижского университета им. Страдыня Гиртс Бригис
 

– Г-н Бригис, чем, на ваш взгляд, был обусловлен резкий рост числа заболевших COVID-19 в Латвии?

– Прирост заболеваемости объясняется двумя причинами: в Латвии много непривитых больных, пациентов старшего возраста, и тех, которые нуждаются в медицинской помощи с тяжелым течением заболевания COVID-19. Эта пропорция невакцинированных в Латвии выше, чем в других странах.

К этому можно добавить ошибку правительства, что введение локдауна и закрытие нашей экономической жизни произошли с опозданием.

Опоздание в свою очередь объясняется восприятием риска – если ситуация еще некритична, то политикам и обществу тяжело принять то, что положение может ухудшитmся. Когда ситуация действительно ухудшается, тогда политики решаются на принятие мер.

Бизнес Латвии содрогнулся, но спасся?

Президент Латвийской ассоциации торговли Хенрик Данусевич рассказал Baltnews о том, как с ковид-ограничениями справлялся бизнес Латвии.

Хенрик Данусевич
Хенрик Данусевич

– Г-н Данусевич, какие предприятия страны пострадали от введения эпидемиологических мер сильнее всего?

– Надо сказать, что те "привилегированные" магазины, которые находятся в "красной зоне" (открыты для посещения без сертификата о вакцинации или перенесенном заболевании – прим. Baltnews) в целом не пострадали.

Пострадали те, которые были ограничены в работе по времени и по дням. Больше всего от ограничений пострадала сфера общественного питания, которая крайне строго регулировалась, и многие еще сегодня находятся на краю пропасти.

– Известно, что многие ограничения вводились непоследовательно, в связи с чем предприниматели не обладали информацией заранее и не имели возможность подготовиться. Что вы можете сказать на этот счет?

– Внезапным ударом было 18 декабря прошлого [2020] года (в четверг 17 декабря 2020 года правительство приняло решение о введении новых ограничений, которые вступали в силу в понедельник 21 декабря – прим. Baltnews).

Все новогодние закупки были "загнаны" в один день – это вызвало большее столпотворение людей. Кроме того, слишком долго держались необоснованные ограничения.

Латвия, наверное, единственная страна в мире, где на одного покупателя выделены 25 м2, хотя по эпидемиологическим расчетам и доводам ученых достаточно 10 м2, плюс – еще дистанция в 2 метра и маски.

Тот период, как сейчас, когда заболеваемость упала, надо было более быстро принимать снятие вот этих "чрезвычайных ограничений", которые не связаны с эпидемиологической безопасностью.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме