Мал рейтинг, да дорог: выборы в Сейм Латвии будут жаркими

Здание Сейма Латвии
© Sputnik / Sergey Melkonov

Александр Филей

Латвийское агентство SKDS опубликовало последние рейтинги политических партий, которым стоит подумать над сменой стратегии перед грядущими выборами в Сейм.

Латвийское агентство SKDS опубликовало последние рейтинги. К удивлению некоторых наблюдателей, показатели правящих партий выросли, а вот горячая оппозиция, взявшая на вооружение механизмы уличной борьбы, пока не может похвастаться высокими результатами. Почему так?

Правительству – мат

Любопытно, что латвийцы в большинстве своем категорически отказываются доверять правительству как таковому. Уровень недоверия к исполнительной власти вырос до 58–64%. Тому есть прямое объяснение. Ведь именно правительство Кришьяниса Кариньша принимает все непопулярные антиковидные меры.

Более того, именно Кариньш и министр здравоохранения Даниэль Павлютс, выступая перед аудиторией как спикеры и разъясняя специфику очередного пакета мер, демонстративно берут на себя ответственность за них. И это тонкая политтехнология.

Итак, с одной стороны, Кариньш и Павлютс собирают все шишки, фактически выступая в роли организаторов и исполнителей всего антиковидного процесса. В свою очередь, парламент остается в стороне и как бы совершенно ни при чем.

С точки зрения политической стратегии это разумно. Нужно беречь Сейм, потому что выборы – в него. Правительство у нас (у латвийцев – прим. Baltnews) орган не выборный, а назначаемый. Оно комплектуется в результате длительных переговоров, подковерных баталий и политических интриг.

Сейм же избирается напрямую народом. Поэтому сделать правительство мальчиком для битья в глазах широкой общественности и оставить Сейм в тени – это правильно и выгодно в первую очередь для правящей коалиции. Иными словами, ловкость рук и никакого мошенничества.

Партия абсолютной власти

Теперь посмотрим на конкретный успех партии "Новое Единство". С 7,8% народной поддержки эта политическая сила вышла на второе место. Здесь мотивация у респондентов другая.

У самой партии за спиной много скандалов и скелетов в шкафу. Но она – партия власти, притом партия абсолютной власти. И она поддерживается преимущественно голосами этнического чиновничества и бизнес-кругов, близких к государственным структурам.

Чиновников в Латвии много, даже очень много. Среди них большую часть составляют те, кто симпатизирует именно партии власти.

Во-первых, именно этночиновничеству достается немалый ресурс в виде повышенных окладов и других финансовых бонусов. Во-вторых, чиновники и члены их семей, в отличие от рядовых граждан, не ощутили на себе серьезного материального и психологического дискомфорта в результате ограничительных антиковидных мер.

У чиновника в Латвии кожа толстая – его так просто не проймешь. Жирная подушка безопасности определяет сравнительно высокий уровень семейного благополучия бюрократов, что влияет и на эмоциональную стабильность этой социальной группы.

А дальше в ход идет чистая психология. Если у человека все в порядке – зачем ему предпринимать резкие телодвижения в политике и менять свои электоральные предпочтения в пользу какого-то скандального условного Алдиса Гобземса?

Депутат Сейма Алдис Гобземс
Депутат Сейма Алдис Гобземс

Оппозиция отдыхает

Пиар-кампания ведется правящими партиями довольно успешно. Все козыри из рукавов уличной оппозиции выбиты. Те, в свою очередь, строят всю свою политическую стратегию исключительно на отрицании, например, вакцины или обязательной вакцинации.

Была задумка воспользоваться массовым народным недовольством, но она пока не увенчалась успехом. Ведь в распоряжении правящих кругов колоссальный административный ресурс. К которому не имеют доступ Гобземс с Айнарсом Шлесерсом.

Айнарс Шлесерс
© Sputnik / Sergey Melkonov
Айнарс Шлесерс

Соответственно, возможностей у них маловато. Вот если бы они формировали властные структуры, они бы имели гораздо больше шансов на закрепление своей правящей модели.

Однако реальность другая. На нигилизме, как показывает практика, далеко не уедешь. Постоянное отрицание установок и распоряжений правительства к тому же оказывает на в целом дисциплинированный латышский электорат раздражающее воздействие.

Наш человек зачастую предпочитает не лезть на рожон и не спорить с законом. Как известно, плетью обуха не перешибешь. И проявление агрессии и неподчинения законным требованиям охранников в торговых центрах и полицейских нашим людям в целом не свойственно. Все остальное уже метко обозначено Остапом Бендером, который с государством в азартные игры не играет.

Соответственно, партиям условно "уличной" оппозиции следует срочно думать над новыми технологиями борьбы за электоральные симпатии. Выборы уже скоро, и вряд ли в ближайшее время в Латвии произойдет нечто сверхъестественное, что сможет позволить оппозиции выступить в качестве спасителей отечества. Так что, говоря шахматным языком, оппозиция – в цугцванге и цейтноте одновременно, а правящая коалиция выигрывает в темпе и в качестве.

Четвертая ножка стула

В свою очередь, "Национальное объединение" пока рассчитывает лишь на поддержку 5,8% избирателей. И это не катастрофа. Стабильный электорат Нацблока ему не изменяет. Бывали времена и похуже. В любом случае националисты никогда не пролетали мимо правящей коалиции.

Даже если набирали сравнительно немного голосов. Они входят в коалицию как четвертая ножка стула, без которой он будет стоять, но плохо и неустойчиво. К тому же традиционные вотчины "Национального объединения" – культура, юстиция и регионы – очень важны в том смысле, что там сформировались свои внутренние элиты, менять или трясти которые нерентабельно.

Серая масса

Правда, еще две национал-консервативные партии – "Для развития/За" и "Новая консервативная партия" – могут и вовсе не преодолеть пятипроцентный барьер с результатами 4,9% и 2,9%. Это тоже объяснимо.

Первых, скорее всего, все-таки топит Даниэль Павлютс, а вторых – Янис Борданс. К тому же эти две политические силы выпадают из конструктивной повестки дня и не могут предложить результативных мер.

Янис Борданс
Янис Борданс

Они так и остались в тени партии власти и ассоциируются в массовом сознании избирателей с чем-то однодневным, эфемерным. Выходцы из этих политических сил малоизвестны широкой аудитории. Депутаты, их представители в Сейме, тоже звезд с неба не хватают.

Проблемы с репутацией и узнаваемостью и определяют падение их рейтингов. Другое дело, что путем нехитрых политических технологией за год их рейтинг удастся повысить, чтобы сохранить текущий расклад с парламентской коалицией.

Старые латыши против новых

Теперь посмотрим, как обстоят дела с парламентской оппозицией. "Союз "зеленых" и крестьян", некогда правящая партия, набирает только 7,4% симпатий. Представители этой силы ведут себя более активно и конструктивно.

Часть латышского электората "от земли" поддерживают их по традиции, во многом и потому, что чувствуют угрозу своему положению в свете всевозможных регионально-административных и экономических реформ, которые осуществляет правительство.

Ситуацию надо рассматривать в контексте длительного конфликта между национальной бюрократией и землевладельческой, скажем так, новой аристократией, сформировавшейся еще до отделения Латвии от Советского Союза.

Костяк "зеленых" и крестьян" составляет старая "голубая кость", в том числе и бывшие руководители парткомов, представители вечно молодого комсомола, которые давно знают, что такое власть.

Важным фактором в политической борьбе является и дело Айвара Лембергса, которому симпатизируют многие латыши. Этот фактор с большой долей вероятности будет использоваться для завоевания электорального поля и с той, и с другой стороны.

Согласие равно молчание?

В то же время партия "Согласие", ориентированная на русского избирателя, остается самой популярной в Латвии. За нее готовы проголосовать 9,5% избирателей. Среди поклонников "Согласия" большинство составляют русские рижане, которые положительно вспоминают период, когда столицей руководил Нил Ушаков.

Часть по-прежнему грезит его возвращением. Однако сам Ушаков не высказывает открыто политических амбиций, уйдя в своеобразный медийный анабиоз и проявляя эпизодическую активность только в социальных сетях. А большинство депутатов от "Согласия" дают комментарии по острым вопросам латвийской повестки дня крайне редко.

Многие заметили, что в последнее время "согласисты" молчат как будто по взаимному сговору. Отказ от манифестации своей позиции приводит к закономерному разочарованию со стороны избирателей. У наблюдателей со стороны неизбежно возникает впечатление, что пассивность "Согласия" продиктована желанием сохранить статус или же боязнью навлечь на себя гнев правящей коалиции.

Не исключено, что колоссальным деморализующим фактором стала выдача для судебного преследования депутата от "Согласия" Яниса Адамсонса, обвиняемого в шпионаже в пользу России. При этом его однопартийцы сами поддержали эту выдачу, высказав на публику ряд демагогических отговорок. Русский электорат явного предательства не прощает.

Русский союз в Латвии – свет в конце туннеля?

Возможность посостязаться за попадание в Сейм есть и у Русского союза Латвии. Во-первых, следует отметить спокойную, взвешенную позицию партии по скандальным вопросам, связанным с пандемией и вакцинацией. Во-вторых, обращает на себя внимание последовательная защита языковых и образовательных прав русского населения. В-третьих, привлекает и конструктивная деятельность вице-мэра Даугавпилса Алексея Васильева, который плодотворно работает и активно общается с избирателями в соцсетях.

Председатель Даугавпилсского отделения Русской общины Латвии Алексей Васильев
© Sputnik / Sergey Melkonov
Председатель Даугавпилсского отделения Русской общины Латвии Алексей Васильев

Без сомнения, основной электорат РСЛ сосредоточен в Латгалии, и при благоприятном стечении обстоятельств осенью следующего года Русский союз Латвии может получить весомую поддержку и пройти в парламент.

Конечно, сюрпризов следующий год может преподнести немало. Однако важно одно – русскому политическому меньшинству следует громко заявить о себе на следующих парламентских выборах и заручиться поддержкой как можно большего числа избирателей.

Пока электорат русских партий довольно пассивен. Вернуть осознание того, что на политику Латвии можно и нужно влиять – первоочередная задача партий, которые претендуют на голоса русского населения.

В 1998 году это получилось после выигранного референдума по отмене окон натурализации. В 2002 году это получилось в ходе массовых акций протеста Школьной революции в защиту образования на русском языке.

Сегодня вызовов и проблем тоже немало. Очень важно суметь преподнести цели и идеи на русскую аудиторию. Запрос на правозащитную тематику остается. Тот, кто сможет показать, что удовлетворяет этот запрос, обретет доверие русских избирателей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме