"За серьезный проступок могут попросить домой": как живут латвийцы в Великобритании

Флаг Великобритании на фоне Вестминстерского дворца в Лондоне
РИА Новости

Александр Филей

Латвиец, проживающий в Лондоне, рассказал Baltnews об экономической ситуации в Великобритании, последствиях коронавируса, протестах, ксенофобии и отношении британцев к жизни.

Александр Иванов – известный фотограф и лондонский страховой брокер. Бывший рижанин. Уже одиннадцать лет постоянно проживает в Великобритании.

Я (автор Александр Филей – прим. Baltnews) попросил его рассказать о том, что происходит в Туманном Альбионе. На повестке дня – экономическая ситуация, вакцинация от коронавируса, массовые протесты, расизм и ксенофобия, а также отношение британцев к жизни.

– Саша, латвийцы, живущие в Англии, жалуются, что в условиях тяжелого кризиса потеряли работу и продолжают терять по сей день. Так ли это?

– Действительно, многие люди, занятые в сфере обслуживания, остались без работы. Это рестораны, бары, которые открыты только на вынос. Официанты, естественно, без работы. Непродуктовые магазины закрыты – продавцы сидят дома. Офисные работники все на удаленке – соответственно, все рубашечные, прачечные, кофейни и бутербродные закрыты.

– В этой сфере работают в основном выходцы из Прибалтики?

– Я бы сказал – это преимущественно выходцы из Восточной Европы. Довольно много поляков, венгры работают и словаки, и чехи, и румыны – кто угодно.

Есть в Интернете статистика по тем, кто получил settled status (статус "поселенца", или постоянного жителя), там все по национальностям – сколько поляков, румын, латвийцев живет в Англии. Всех можно по головам посчитать.

– В целом денег на жизнь стало не хватать?

– На самом деле то, что все страдают от нехватки средств – это тоже не совсем верно. Есть схема furlough (компенсация государством за принудительный, не оплачиваемый отпуск). Раньше это слово знали только филологи, теперь знают все.

Это те люди, которые вынужденно сидят дома и получают от государства восемьдесят процентов зарплаты, а остальные двадцать процентов им может доплачивать работодатель. То есть люди имеют доход, они с голоду не умирают. Эту схему уже продлили до октября.

Самозанятые люди получают гранты, их уже было четыре. Государство выделяет людям единоразовые выплаты. И если процентов десять работников из обслуживающей сферы сидит дома, то государство старается их поддерживать, в отличие от Латвии.

И стараются удерживать людей при рабочих местах, чтобы, когда ситуация улучшится, людей не надо было разыскивать, а просто вернуть их на предприятия. Я считаю, что английское государство объективно хорошо заботится о своих гражданах и, скажем так, негражданах.

– Ты заметил рост цен на продукты, о котором говорят наши соотечественники в Лондоне?

– Особого роста цен я не заметил. Конечно, мы все ходим в продуктовые магазины. А non-essential shops (непродуктовые магазины) сейчас все закрыты. Я бы не сказал, что сейчас цены на что-то очень сильно выросли. Радикально, во всяком случае. 

– На тебе сказались последствия коронавирусного кризиса?

– Нет, честно говоря, не сказались. Но я знаю, что некоторые крупные компании снизили своим работникам зарплаты. Просто поставили их перед фактом, что они будут получать, например, на двадцать процентов меньше.

Меня несколько удивил этот подход. Все же получают согласно индивидуальному плану. Если выполнил – получай свое вознаграждение, а если нет – тогда жди санкций. Однако, заранее предвосхищая спад, снижать зарплату – я считаю, что это не совсем корректно.

К счастью, наша компания не пошла по такому пути, тем более мы занимаемся перестрахованием, то есть ориентированы на международный рынок, так что на нас это не отразилось.

– Правда ли, что люди, которые хотели бы сейчас выехать из Великобритании, не могут это сделать? И если они хотят покинуть страну, им нужно платить штраф до пяти тысяч фунтов?

– Я думаю, что это оправданная мера. У нас сейчас имеется определенная фора перед Европой. Именно благодаря активной вакцинации и другим мерам, у нас последний коэффициент заболеваемости составил сто девять, а в среднем по Европе где-то семьсот.

Можешь себе представить – мы с января снизились с шестидесяти тысяч заболевших в день, когда всех британским штаммом пугали, до четырех-пяти тысяч положительных тестов в марте-апреле. И продолжаем держаться на этом уровне.

На мой взгляд, эта мера нужна, чтобы придержать народ дома, чтобы эффект от вакцинирования закрепился.

К тому же эта мера направлена только на досуговые поездки, не деловые. Например, если мне нужно ехать по работе, то я просто беру письмо и еду в Латвию. Если у тебя есть квартира в Латвии и ты должен выполнять с ней определенные действия (продавать, сдавать в аренду), ты можешь поехать.

Если у тебя в Латвии есть дети или престарелые родители, то ты к ним тоже можешь выехать. Причин достаточно много, только народ не очень разбирается и начинает бухтеть.

Да, штрафы высокие, но они нужны, чтобы народ немного подержать в страхе и не дать им привезти коронавирус обратно.

К тому же у нас начинают открывать не продуктовые магазины, парикмахерские, а еще и пабы с 12 апреля – для обслуживания вне помещения Так что, если народ хочет, чтобы все открывалось, нужно продержаться на острове, чтобы эффект был.

И если люди начнут разъезжать, то вырастет число заболевших. Это приведет к закрытию бизнеса, и людям опять-таки будет хуже. И тут надо отметить, что не только прибалтов не выпускают – не выпускают всех резидентов и граждан Великобритании.

– Сейчас звучит очень много критики в адрес англо-шведской вакцины Astro-Zeneca, от которой возникают серьезные проблемы со здоровьем. Как в Англии относятся к этой вакцине? Каков идеологический контекст?

– Вакцина работает. У нас радикально снизилась смертность. Если в январе умирало больше тысячи человек в день, то сейчас по сорок-пятьдесят человек, и такая тенденция держится уже месяц.

У нас вакцинация идет по возрастным группам. Сначала ставили всем бабулям и дедулям, потом тем, кому шестьдесят-семьдесят, а потом и остальным, кто моложе. И те из пожилых людей, кто получил вакцину, стали меньше болеть и, соответственно, меньше умирать. Это большой плюс.

Второй момент – в Великобритании на сегодняшний день первую долю вакцины получил уже тридцать один миллион человек из шестидесяти шести миллионов. И только у девяти вакцинированных диагностирован тромбоз.

Можно, конечно, рассуждать, много это или мало, но эффект общий все равно есть. И это перевешивает индивидуальные риски.

Истерия, которая сегодня раздута в Европе по поводу Astra Zeneca, равнозначна той истерии, которую развязала Европа по отношению к российскому "Спутнику V". То же самое. Конечно, есть побочные явления, но их не так много.

Поднятую вокруг вакцины шумиху многие британцы считают частью очернительной кампании так же, как многие россияне считают очернительной и кампанию против "Спутника V".

– Ты сам собираешься вакцинироваться?

– Я пока не вакцинировался, потому что моя очередь еще не пришла. Наша служба здравоохранения высылает приглашение на вакцинацию. Мне только сорок два, надо подождать.

Я бы, честно говоря, вакцинировался "Спутником V" или чем-нибудь российским, но у нас в Англии этого нет. Тогда вакцинируюсь нашей домашней разработкой, особенно если это поможет перемещаться и путешествовать.

– Недавно много шума наделало скандальное интервью принца Гарри и Меган Маркл, в котором британскую королевскую семью обвинили в расизме. Тогда же подняли головы и активисты BLM (Black Lives Matter) . Насколько актуальна в повседневной жизни проблема расовой дискриминации в Англии?

– Движение BLM имело место в прошлом году. Они покусились на несколько магазинов, походили с плакатами на митинги, но потом все затихло. И сегодня никакого движения не наблюдается. Я бы сказал, что их просто нет.

Я лично не подвергался никакой дискриминации, но я и не хожу на сборища, на которых можно пострадать от такого отношения. А если идешь по улице, то никто не будет подходить к тебе и говорить, что ты белый или черный, у нас просто это не принято.

Конечно, у многих британцев есть некоторый налет расизма, может, даже рациональный, но никто не выражает его открыто, потому что это запрещено законом.

Люди мыслят другими категориями и понимают, что главное – не цвет кожи, а полезность человека для государства.

Живя в Англии уже одиннадцать лет, я понимаю, что в семье не без урода и у каждой нации есть не совсем адекватные представители.

Есть чернокожая, скажем так, интеллигенция, а есть, например, прибалтийские "гопники". Да, в интервью была попытка это дело воспламенить, но британцы это все благополучно замяли.

Была куча мемов, где британская королева мерит по шкале "шоколадности" своего правнука, но все это скоро утихло. Британцы по этому поводу говорят – оставьте нас в покое.

– Я слышал суждения о том, что после интервью британское общество оказалось расколото надвое. Якобы был разожжен поколенческий конфликт.

– Сама Меган знала, куда она идет. Есть определенный уровень традиций. Королевская семья – это больше потешная вещь, но мне представляется, что со своим уставом в чужой монастырь не надо ходить.

Я понимаю, что, как в песне поется, каждый хочет любить, но надо придерживаться определенных правил этикета. Но я допускаю, что лет через двадцать ситуация с британской монархией изменится. Пропадет вся эта нарядность, кукольность.

Я говорил с британцами, с коллегами, они поговорили по поводу этого интервью и скоро забыли. Нет такого, чтобы это все долго обсуждалось.

Меган Маркл и принц Гарри
© AFP 2021 / Kirsty Wigglesworth
Меган Маркл и принц Гарри

– Скажем так, легкая рябь на поверхности воды.

– Да, именно так. Народ больше за традиционные ценности, то есть королевская семья – это многовековая традиция, и попытки ее расшатать обречены на провал.

– В начале года мир облетели кадры с разгона акций протеста в Бристоле и других английских городах. Насколько полицейские меры были адекватными и что мотивирует людей выходить на массовые протесты?

– Трудно сказать, кто это организует, но знаю, что есть часть людей, которая сыта по горло всеми этими ограничениями. Есть ковид-диссиденты, но есть и те, кто соблюдает все меры предосторожности.

Есть люди, которые полагают, что все это – чипирование, Билл Гейтс, мировой заговор, и требуют от правительства дать им спокойно жить. Всегда на этой идеологии можно выехать, собрать народ под протесты.

Так же и во время Брексита была череда протестов. Надо ли их разгонять? Я считаю, что надо, потому что если людям говорят, что так нельзя делать, а они не слушают, то логично, что их надо ставить в рамки. Есть правило – нельзя собираться вместе, нужно носить маски. А они из принципа не делают это. Тогда надо применять силу. Иначе будут хаос и анархия.

Акция протеста против законопроекта о расширении полномочий полиции в Бристоле, 21 марта 2021
© REUTERS / PETER CZIBORRA
Акция протеста против законопроекта о расширении полномочий полиции в Бристоле, 21 марта 2021

Другое дело, что когда нечто подобное происходит в России или Белоруссии, то это нарушение прав человека, а когда в Англии – ничего, нормально. В Белоруссии применили водометы – это плохо, а в Бельгии применили водометы – это нормально. Это двойные стандарты.

Но если попустительствовать всему этому разгулу анархической вольницы, то могут быть серьезные последствия. Не надо слушать нарекания со стороны – собаки лают, караван идет.

Иногда взрослых нужно воспитывать, как детей. Люди, сидя дома, часто не умеют видеть ситуацию и в других странах. Мало кто из недовольных ковид-ограничениями в Англии задумывается над тем, что во Франции, в Польше, в Германии сейчас дела обстоят гораздо хуже. Да, ковид всех достал. Но факт и в том, что все могло быть пессимистичнее.

– Как средний британец относится к России?

– К России отношение всегда было настороженным. Градус напряженности был крайне высоким во время Дела Скрипалей. А сейчас все легче. Подумаешь, кого-то там арестовали – что с них, русских, мол, возьмешь.

Люди понимают, что есть политика и есть люди.

Шутки про "Новичок" есть. Мой круг, например, шутит – я угощаю их конфетами, а они спрашивают, есть ли там "Новичок". Кто-то, наверное, всерьез воспринимает.

– А как британцы относятся к Америке?

– Думающие люди осознают, что Америка просто так дружить ни с кем не будет. Кто-то отдает себе отчет в том, что Англии придется зависеть от США, чтобы оставаться сильной. С другой стороны, часть населения считает, что США находятся слишком далеко, и у них тоже далеко не все в порядке.

– Каким ты представляешь себе будущее Британии в ближайшие годы?

– Все будет зависеть от того, насколько Британия сможет договориться с руководством ЕС по сделке по услугам. По товарам более-менее удалось согласовать, а по услугам пока не получается. Есть опасения, что Амстердам, Брюссель будут немного "артачиться".

Полагаю, Британия в любом случае останется влиятельным международным финансовым центром. А взаимные претензии – это как двое человек, которые разводятся и друг на друга постоянно обижаются.

Мне кажется, что Британия свое место сохранит, хотя временно в чем-то потеряет. Вспоминаю броские заголовки в СМИ: в январе экспорт Британии в ЕС снизился на сорок процентов. Ну да, он снизился, но это был январь, была неразбериха. На основании одного месяца делать выводы рано.

Давайте посмотрим, что будет через год. Думаю, Британия останется одной из лидирующих экономик Европы, и это факт, с которым ничего не поделать.

– Что может произойти с латвийскими гастарбайтерами в свете выхода Британии из ЕС? Кого попросят домой, кого оставят?

– Интересный вопрос. У всех латвийцев, которые жили больше пяти лет в Англии, есть право на гражданство, которое может существовать параллельно с латвийским. Если кто-то согласился иметь только settled status, то это его выбор. Но есть один нюанс.

Если раньше британцы тянули европейцев до последнего, потому что они европейцы, то сейчас этого никто делать не будет. За любой серьезный проступок – привез два блока сигарет, нарушил правила дорожного движения – его могут попросить домой.

Но это не будет массовым явлением. Сами британцы понимают, что работающие люди нужны, они платят налоги, обогащают экономику. Отдельных персонажей, конечно, будут просить покинуть Британию. Но не всех. Те, кто будет уважать законы страны, останутся.

– Ты доволен жизнью в Великобритании?

– Да, конечно. По крайней мере, здесь нет такого, что, если ты неправильно поставил знак долготы или, говоря на латышском, не протянул гласный звук как следует – то ты нам не нужен.

Независимо от акцента, люди пытаются тебя понять, никто не ругается. Если ты не делаешь больших косяков и соблюдаешь законы, хотя это и немного занудно, то можешь быть уверен, что никакая Служба госдоходов или Служба безопасности к тебе не придет. И за твое высказывание на фейсбуке тебя никто в кутузку не отправит.

В этом плане здесь комфортные условия для жизни, да и страна побольше и экономика посильнее. Я приехал сюда в 2009 году и воочию убедился в том, что кризис в Латвии и кризис в Британии – это были два разных кризиса.

Уверен, что и после пандемии в Латвии и в Британии тоже будут два разных кризиса, но, к сожалению, в Британию уже латвийцам нельзя будет переехать. В этом и есть отличие.

Ссылки по теме